Движение

сайт про общественные движения

  1. Воображение важнее, чем знания.
    Альберт Эйнштейн

Аналитика



4/11 2008

Александр Бикбов

социолог, редактор журнала «Логос», ассоциированный сотрудник Центра Мориса Хальбвакса (Париж)

Тест на расизм


метки:


специально для dvizh.org

Расизм и ультранационализм – явления международные. Не потому, что люди, которые разделяют эти взгляды, любят другие народы. А потому, что каждый государственный режим производит свой местный национализм, с его умолчаниями, больными мозолями и вспышками агрессии. Немецкие или русские ультранационалисты считают, что их нация – исключительная и уникальная, а все остальные – гораздо ниже. Вместе они считают низшими существами «черных», которые в каждом случае свои. В Германии это выходцы из Турции, в США это потомки захваченных силой африканских рабов, в России – выходцы из бывших «братских республик». Разнобой понятий при этом весьма характерный. На английский слова «белокожий, принадлежащий к европеоидной расе» переводятся как «Caucasian» – буквально, «кавказец». Нет нужды уточнять, что обратный перевод с русского слова «кавказец» – это «Black». Но на этом все не заканчивается. В африканских государствах есть свои ультранационалисты, которые считают порочными ближние, такие же созданные колонизаторами народы, в американских черных гетто – те, кто ненавидит «желтых» (выходцев из Азии), а все вместе считают низшими существами белых. «Белые братья», наверно, не очень часто с теплотой вспоминают о своих «черных братьях». Между тем, их гордость и ненависть – одни и те же.

Как возникает в головах разного цвета, в самых разных частях мира, один и тот же комплекс исключительности, замешанный на ненависти-гордости? О том, что во всем разнообразии форм он не только создается, но и развивается как явление международное, известно давно. Яркий пример из истории – учение российских славянофилов XIX века Константина Аксакова, Алексея Хомякова, «дедушек» российского национализма. Они настаивали на особом пути и предназначении России, ее коренном отличии от обществ Западной Европы. При этом вдохновлялись они не чем иным, как правым немецким гегельянством и трудами немецких католических консерваторов. Схожая ситуация наблюдается в поколении духовных отцов (или, скорее, детей?) современного российского национализма. Образцом идейного подражания для Александра Дугина долгое время оставались фигуры немецкой консервативной революции 1920-х годов, а его связи с иностранными аналогами из националистических движений в разных странах с течением времени только ширились. Но это все мистические и выморочные формы национализма, которые поначалу возникают в стороне от современного национального государства и даже в противовес ему. Между тем, сегодня национализм, в том числе в его крайних проявлениях, вплоть до расизма – явление обыденное и массовое. Как он таким становится?

Бенедикт Андерсон показывает, что массовый национализм – это результат спайки местного языка капиталистических массовых коммуникаций (газет, книг) с языком официального делопроизводства и политического администрирования. Национальная принадлежность закрепляется и одинаковыми учебниками, которые люди осваивают в школе. Свою роль играют переписи населения, которые определяют национальную принадлежность, и ужесточение географических границ не только в пространстве, но и на картах – то есть в головах. Эти и некоторые другие инструменты на службе государства производят нацию как общую культурную реальность. Даже если эти инструменты не навязывают расистских мотивов напрямую, уже в колониальную эпоху, государственное школьное образование привносит идеи превосходства высшего разума метрополии над низшей культурой колоний. С конца XIX века нация становится повсеместным международным явлением. Точкой кристаллизации являются также войны и революции, которые содействуют закреплению национальных комплексов. В этом отношении Россия последних двадцати лет не выбивается из общего ряда.

Но все это общие условия. Ведь далеко не все в современном российском или любом другом государстве одинаково рьяно культивируют комплекс своей национальной исключительности. Далеко не все выходят на свой «русский марш» где-то в Москве, в Огайо (США) или в Кигали (Руанда), чтобы требовать очищения нации и ужесточения порядка. Кто же тогда?

Одно из решающих обстоятельств обыденного ультранационализма и расизма – это ущемленное общественное положение. Тот, кто подвергается большему давлению в учебе и в профессии, кто оттеснен в социальный низ и не может воздействовать на давящие несправедливости и неравенства, все чаще склонен винить в этом не «свое» правительство, а опасного «мигранта», внешнего «врага» или даже «мировую закулису». Почему? Да потому, что на далеком внешнем враге гораздо легче выместить всю безысходность и ненависть, чем на близких, но активно защищающихся всевластных директорах или правительствах. Безответную внешнюю угрозу безопаснее клеймить и властям, и самим теснимым – она экономит время и силы, которые ушли бы на решение реального конфликта. Далекий враг – это всегда злая карикатура. А уж если он среди нас (мигрант, «черный», еврей), это лишь усиливает его дьявольские свойства.

Легкость манипуляций с образом внешнего врага объясняет второе важное обстоятельство движения ультранационализма и расизма вширь. Чтобы выяснить свое истинное положение в системе неравенства и эксплуатации, ущемленным людям мало одной только личной смелости. Необходимо совместное общение, которого сейчас недостает всем, потому что не хватает свободного времени. Особенно мало его у тех, кто крутится «как белка в колесе», сражаясь в одиночку со «своими» проблемами. Свободное время одинокого работника – это краткое и неокончательное забвение. Это время для просмотра телевизора, за которым он засыпает. Поэтому, второе обстоятельство ультранационализма – это не только экономическая, но и культурная бедность. Культура вне навязанного шаблона – это освобождающий навык самостоятельной мысли: расширенный круг чтения и наблюдения, критическое сопоставление фактов, обобщение подробностей происходящего. Как показывают исследования, к ультранационализму и расизму чаще склонны те, кто мало читает, мало интересуется внешним миром – у кого элементарно меньше культурных шансов. У кого дома меньше 300 книг (об этом можно узнать, например, из статьи А.Леоновой в сборнике «Русский национализм в политическом пространстве», 2007). Социально незащищенным человеком с узким лбом легче манипулировать. И если образованные слои все глубже погружаются в националистические настроения, это говорит об их реальном месте в производстве культуры – все ближе к положению одинокого работника. За внешне пристойным фасадом здесь происходит самая настоящая коррупция мысли.

Наконец, есть обстоятельства, которые крепко зашиты в другой жизненный пласт и неявно подталкивают к ультранационализму. Они не из сфер большой экономики или большой политики, а из сферы микровласти, внутренней ситуации в семье и в группе друзей. Уже в 1930-х Вильгельм Райх указывал на связь между националистическим чувством и типом семьи: «В лице [патриархального] отца авторитарное государство имеет своего представителя в каждой семье, и поэтому семья превращается в важнейший инструмент его власти». Так же сильно этот авторитарный соблазн может быть выражен в фигуре отца воображаемого, влечении неполной семьи к недостающему мужскому порядку. Дело даже не в том, что государство воспитывает ультранационалиста через официальную семейную доктрину. Хотя история «сильных государств» XX века, показывает, что отчасти возможно и это. Дело в том, что власть, отправляемая в семье и над семьей (родителей над детьми, работодателей над родителями, мужчины над женщиной) – это школа политического чувства. Такой же школой становятся компании сверстников, где работают противоположные принципы: унижение слабых или их защита, острое соперничество группировок или широкая среда общения. Чем более жесткие и принудительные формы принимает власть в семье и в группе друзей, тем труднее впоследствии одинокому работнику найти себе новую опору, вырваться из навязанных жестких шаблонов. Культурная бедность – это следствие экономической бедности, помноженной на жесткое родительское воспитание и узость дружеских связей.

Все это интересно, скажешь ты. Но что из этого следует? Решать тебе. Взгляни на свою жизнь со стороны и ответь:

1. Ты и твои родители живете тяжело, хуже среднего? А может быть, живете неплохо, но постоянно маячит риск увольнения?

2. Директорам, начальникам, учителям наплевать на твое мнение? Тебя никто не спрашивает, твои вопросы, мысли, поступки никому не нужны?

3. У тебя дома меньше 300 книг или ты просто мало читаешь?

4. Ты не говоришь или не читаешь на иностранном языке? И тебе заранее все понятно про зарубежные страны и их обитателей?

5. В твоей семье жесткий отец и покорная мать? Или ты из неполной семьи, где все время «не хватает отца»? Если ты парень, не питаешь к женщинам уважения из-за их слабостей; если девушка, готова подчиняться сильным мужчинам?

6. Ты и твои друзья презираете «мелких», «строите» слабых?

7. Ты не слишком доверяешь людям вокруг себя, у тебя нет причин их особо любить?

Ты ответил «да» на большинство вопросов и при этом считаешь, что твою жизнь испортили приезжие, иностранцы, евреи, что русский народ – «самый великий», а «белая раса – высшая»? Подумай, а на самом ли деле ты любишь общество, в котором живешь? Может быть, тобой движет что-то совсем другое? Возможно, ты просто не хочешь знать о своих настоящих проблемах. Ты готов к истине собственного существования?

в категории: Аналитика



5 комментария/ев »

  1. Вася says:

    Вообще, Вы сами-то проходили этот тест? Вопросы расчитаны на детей из неблагополучных семей, на “трудных” подростков. Текст привденный выше, вряд ли будет им понятен. Если они чем-то недовольны в жизни, то они значит уже и расисты? Да, Вы очень “гуманны”, в таком случае…

    Вообще, у нас всяческую неприязнь к обществу выказывают в основном “интеллигенты”. Я не заметил их любви к обществу, в котором они живут. Критики больше, порой до идиосинкразии. Получается они все “расисты” – не любят общество в котором живут, только свои идеалы об “истинном гражданском обществе”.

    “Ты готов к истине своего существования?” – дальше предложите журнальчик “Сторожевая башня”?

  2. admin says:

    В тексте приводятся несколько обстоятельств, и среди них нет “недовольства жизнью”. Такое недовольство – не причина, а результат. Жизнью недовольны многие. Но кто больше склонен выражать свое недовольство в форме ультранационализма, бытового расизма: человек из неавторитарной семьи, ориентирующийся в интернациональной культуре, или человек, которому не пришлось получить образование и широкий кругозор, безвластный носитель невротического влечения к жесткому порядку, “сильной руке”? Некоторые факты неудобны. Но оттого они не перестают быть фактами. Именно от них нужно отталкиваться: одними заклинаниями изменить ситуацию не получится.

    В отношении снобизма и нелюбви к окружающим у обладателей интеллектуальных профессий – во многом верно. Но это не “первородное” состояние. Это действие жестко иерархических институтов, начиная с вуза, заканчивая местом постоянной работы. Люди не просто состязаются здесь между собой в силе интеллекта, а почтительно ходят к начальству, подчиняются чуждой им поначалу дисциплине, соглашаются принять ложные задачи и цели. Пять лет спустя это уже не кажется такой трагедией и становится просто “мерзким”. А еще через пять лет те же люди с очень большим подозрением косятся на любые проявления “неуемного” энтузиазма и попытки что-либо изменить. В интеллектуальной среде источник нелюбви, ксенофобии и теории заговоров – тот же, что источник расизма в среде “трудных” подростков: авторитарный характер непосредственных отношений.

    За острый взгляд на стилистику текста – спасибо. Возможно, “трудные” подростки в самом деле не станут вчитываться в первую часть текста, а значит, попросту не дойдут и до вопросов. Интересно было бы узнать. Ради чистоты теста вопросы можно задавать и отдельно.

    А.Б.

  3. Ivan says:

    Это просто пиздец полный а не тест! Других слов просто нет.
    Я на все вопросы ответил “нет”, но я 100% расист и националист.
    Такой тест мог составить очень тупой человек и скорее всего употребляющий наркотики, что меня очень радует. =D
    А Русский народ- великий народ! Белая раса- высшая!
    До новых встреч. 14/88.
    И не забывайте сосать хуй педики!!! =))))
    ваши родители мудозвоны!!! =)))

    • taom says:

      очень милые и обоснованные рассуждения. привет, 100% расист и националист. чем ты еще гордишься?
      можно ли по твоей ущербности судить обо всем вашем движении, как это делаете вы, когда судите обо всех приезжих?

  4. Вася says:

    Вы глубоко заблуждаетесь, если думаете, что у сторонников расизма узкий кругозор и они не ориентируются в интернациональной культуре, и у них нет образования. Скорее, наоборот. “Бытовой расизм” – это какая-то выдумка. Бытовуха – просто предполагает конфликт, на любой почве, от неустроенности. Бытовуха вызвана вовсе не расизмом. Расизм изначально был научным течением. Ни в коем случае нельзя его определять как некое девиантное поведение подростков, он не из области возрастной психологии.

    Либералы и демократы, сами того не замечая, заигрались с дискурсами, выработали себе собственный дискурс неприязни и неприятия “других”. Это же жупелы – “авторитарные личности”, “невротизм” – уход в критерии того самого расизма, который обосновывал неполноценность (и сейчас обосновывает) именно данными науки психологии (начиная с Ломброзо). Также проповедуется мальтузианское социальное превосходство (фактически превращая либерализм в нацизм с позиций частной собственности). Вот либеральный дискурс неприязни и превосходства: “неустроенные”, “неудачники-лузеры”, “некредитоспособные”, “неадекватные” и т.д. В общем “негативные”. А может быть они эти неудачники – добрые и щедрые люди, которые хотят поделиться с оппонентами своим богатством – своей неудачей.

Ответить

Последние комментарии:

гайкин виктор: После публикации серии статей о силовиках как системообразующем элементе в России меня спрашивают, а...

гайкин виктор: «Вверх по ведущей вниз лестнице» В России традиционно менты считаются погаными, гебня – кровавой, а...

гайкин виктор: Арсеньевские вести 2008 №24 Коричневые марионетки и кукловоды в законе Гайкин Виктор Алексеевич...

Александр: “Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать...

gaikinvictor: «Народное вече» № 5, 2011 Российский экспресс и колымский тупик. «Россию нельзя завоевать, её можно...


Последние публикации:
16/12

«15-58». Химкинская история. Фотографии. Документы

16/12

Три ответа про 11 декабря: Ирина Костерина

Ирина Костерина - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Ольга Мирясова

Ольга Мирясова - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Александр Верховский

Александр Верховский - Событийный ряд
14/12

Как говорить про итоги 11 декабря 2010

Виктор Воронков - Аналитика
14/12

Три ответа про 11 декабря 2010: Андрей Кутузов

Андрей Кутузов - Событийный ряд
19/5

Молодежная гендерная школа

22/1

Самая удачная общественная акция

Александр Бикбов - Событийный ряд
21/1

Музей политической истории, о которой молчат



copylefter no_author _niece Александр Бикбов Александр Верховский Александр Григорьев Александр Мнацаканян Александра Назарова Алена Объездчикова Алёна Рогова Анастасия Денисова Анастасия Никитина Анатолий Ульянов Андрей Кутузов Андрей Юров Артем Марченков Борис Кагарлицкий Валерий Листьев Валерий Созаев Вениамин Дмитрошкин Вера Бредова Виктор Воронков Влад Тупикин Владимир Гущин Владимир Малахов Владимир Сливяк Всеволод Бедерсон Галина Кожевникова Глеб Ципурский Даниил Горецкий Дарья Кутузова Дмитрий Громов Дмитрий Десятерик Дмитрий Колбасин Дмитрий Макаров Дмитрий Полетаев Дэвид Денборо Евгений Орегон Елена Большакова Елена Дудукина Елена Омельченко Елена Тонкачева Игорь Аверкиев Игорь Сажин Ирина Аксенова Ирина Костерина Карин Клеман Киев Линор Горалик Михаил Габович Михаил Немцев Николай Баев Николай Олейников Олесь Кириленко Ольга Мирясова Пьер Бурдье Руслан Поршнев Сергей Давидис Сидiр Софья Чуйкина Стас Маркелов Украина Химки Юлия Башинова активизм активистские группы акции альтерглобализм антифашизм арт-активизм вегетарианство гендер гражданская политика гражданские права гражданские сети гражданский активизм гражданский контроль гражданское образование гуманитарный активизм демонстрация доступ к информации зоозащита интеллектуальный активизм исследования и анализ история активизма кампании контркультура космополитизм микрополитика мир без границ молодежные движения национализм ненасилие неформалы неформалы и власть образовательные реформы память права молодежи права человека правозащитное движение произвол милиции против ксенофобии против ксенофобии и дискриминации против тоталитаризма против цензуры профсоюзы публичная политика равноправие и неравенство реформы образования и науки свобода слова свобода собраний свобода творчества солидарность социальная защита социальная критика социальное проектирование социальные движения социальные движения и профессиональные сообщества социальные технологии социальный активизм цифровые права человека экология этика активизма