Движение

сайт про общественные движения

  1. Нить, которая может таким образом связать нас с Просвещением, состоит не в верности элементам теории, но... в установке... на постоянную критику нашего исторического бытия.
    Мишель Фуко

Стратегия



11/11 2008

Игорь Аверкиев

председатель Пермской Гражданской Палаты

Гражданская политика – политика граждан


метки:


Републикацией статьи «Гражданская политика – политика граждан», являющейся частью программной работы Игоря Аверкиева «Страна на заре», мы открываем серию статей и обсуждений, посвященных гражданской политике. Как возможно гражданское влияние на решения органов государственной власти? Каким образом люди могут договариваться о защите и продвижении групповых интересов? Какие иные центры власти, помимо государственных, существуют в обществе? В каких конфигурациях находится власть государства, публичная власть, власть экспертов, власть капитала, власть авторитета и др.? Каким образом можно нарастить степень влияния гражданских объединений и тем самым увеличить «рычаг» для воздействия заинтересованных групп граждан на политику государства? Как при этом избежать «приватизации» государственных служб какими-либо группами интересов?

Гражданская политика – не претендующая на государственную власть деятельность непартийных организаций и групп граждан по продвижению, согласованию и защите коллективных интересов, реализуемая через гражданское влияние на государственные и общественные институты.

Что может сделать для страны тот, кто озабочен ее судьбой? Все, что угодно, но только не идти во власть, только не пытаться заменить ее собою. Тех, кто хочет и может изменять жизнь к лучшему, очень немного, нельзя тратить себя впустую. Есть более эффективный способ продвигаться к лучшей в мире России.

Новые центры глобального национального проектирования сегодня обречены формироваться вне тела российского государства, в недрах новой российской общественности, усилиями “новых граждан”, в центрах уплотнения, кристаллизации гражданской активности. Современные государственные институты России, кто бы ими ни руководил, могут лишь поддерживать пульс и дыхание страны на минимальном для жизнеобеспечения уровне – они не способны решать стратегические задачи.

Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать на будущее страны – работай с обществом, а не с государством. Человеческое ядро политической инициативности должно переместиться из государственной сферы в гражданскую. Любой государственный и партийный проект в современной России обречен на неудачу, т.к. не может рассчитывать на доверие и поддержку населения. Чем меньше государства и партий в “общественно-значимых инициативах”, тем меньше фиктивной, пустой и отвлекающей население, активности.

Это, безусловно, лишь современная ситуация. После “приручения государства” большая государственная и партийная политика (реальная политика изменений), возможно, вновь будут актуальны (но, возможно, в каких-то очень новых формах). А пока государство и партии нужны, чтобы просто поддерживать страну на плаву. Они и с этим еле справляются, даже в сегодняшней, почти стерильной для России ситуации.

Тем, кому важно изменять жизнь к лучшему, имеет смысл “входить во власть” лишь уже при прирученном обществом государстве, наделенном кредитом доверия от населения и способном на реальную политику изменений. Тем же, кому важны символы политической карьеры или нужно усилить административным ресурсом собственный бизнес, можно интегрироваться и в то, что есть.

***

Общество должно овладеть государством, но не физически, отдав лучших своих представителей ему “на пожирание” в парламентах и администрациях. “Новым неформалам” и “старым профессионалам” нужно суметь извне заставить власть пойти на изменения и обеспечить этим изменениям серьезную гражданскую поддержку. Речь идет о новой для России политике. О гражданской политике.

Гражданская политика – это не претендующее на власть активное влияние организованных граждан на государство и общество в целях продвижения и защиты коллективных интересов. Гражданская политика – “неполитическая политика” в том смысле, что, отстаивая тот или иной коллективный интерес, группа гражданского влияния не ставит перед собой цели завоевания постов в органах государственной или муниципальной власти. Цель гражданской политики – интерес, а не власть. Но гражданская политика все-таки политика, т.е. деятельность, имеющая отношение к власти. В рамках гражданской политики группа граждан, отстаивая свой интерес, либо оказывает влияние на носителей власти (добивается принятия или отмены решений, законов и т.д.), либо сама выступает субъектом своего рода “гражданской власти” по отношению к гражданам, группам, коммерческим и некоммерческим организациям (принуждает, договаривается, обеспечивает безопасность, делит сферы влияния, даже судит). Именно в этой “властной направленности” заключается отличие “гражданской политики” от других видов “общественной деятельности”: досуговой (содействие гражданам в проведении досуга) и гуманитарной (оказание различных видов помощи нуждающимся). Все так запутано с определением “гражданской политики” лишь потому, что в отличие от других европейских языков, слово “политика” в русском языке уж очень многогранно, точнее, аморфно и включает в себя смыслы, для которых в других языках есть специальные слова. В общем, “политика” в русском менталитете – слабый, не разработанный концепт.

Гражданская политика реализуется в двух основных направлениях: гражданское влияние на органы и институты власти и гражданское влияние на общество в лице отдельных граждан, их объединений, социальных, профессиональных и прочих групп. В рамках гражданской политики общественный, коллективный, групповой интерес реализуется как непосредственно во взаимоотношениях между гражданами и их организациями, без участия и посредничества государства (группа городских общественных организаций добилась от розничных торговых компаний прекращения продажи детям крепких алкогольных напитков), так и используя государство как внешний инструмент (группа городских экологических организаций добилась принятия городской Думой моратория на выделение земель под застройку в городских лесопарках).

Применительно к государственной власти гражданская политика как бы переворачивает отношения между гражданином и государством. Объект государственной политики – общество. Объект гражданской политики – государство. В рамках государственной политики: государство, в лице органов государственной власти, пытается управлять обществом. В рамках гражданской политики: общество, в лице групп гражданского влияния, пытается управлять государством. Предъявляя претензии, требования, подкрепленные средствами гражданского принуждения, гражданские организации и группы становятся органами власти по отношению к государству. Политические партии при таком подходе исполняют роль институциональной прослойки, посредника между субъектами государственной и гражданской политики.

“Гражданский политик” (руководитель, активист группы гражданского влияния), в отличие от “политика” в узком смысле слова, не отчужден от тех, чьи интересы представляет (и это основополагающее его качество), он вместе с ними вне власти или вместе с ними – сама власть (“гражданская власть”, “власть прямого действия”). Не имея и не желая формального статуса в органах власти, “гражданский политик”, в отличие от “политика”, свободен от корпоративной политической этики, от корпоративных политических ограничений и обязательств. И, естественно, наоборот: “гражданский политик” гораздо в большей степени, чем “политик”, зависим от тех, чьи интересы представляет – это его дань несвободе. Благодаря своему вневластному статусу, “гражданский политик” изначально может рассчитывать на большее доверие граждан.

Не имея личного интереса к власти, по большому счету, “гражданскому политику” все равно, кто у власти, продвигая и защищая коллективные интересы, ему приходится работать с любой властью, он должен уметь “договариваться” или “заставлять” в условиях любого политического режима. Его личные идеологические пристрастия только вредят его миссии, вводя дополнительные ограничения в коммуникации с представителями властей.

Объектом гражданской политики, объектом деятельности групп гражданского влияния являются органы и представители любых форм публичной власти. Т.е. не только органы государственной власти и местного самоуправления. Объектом гражданского влияния, в зависимости от ситуации, может быть и руководство частной компании, и политические партии, и общественные организации, “группы неформального авторитета” в лице административно-олигархических, криминальных, религиозных, экспертных и медиа-сообществ и т.д. (жители села, расположенного непосредственно в месте нефтедобычи и экологические организации пытаются добиться от нефтяной компании переселения местных жителей; жители улицы выступили против городской ассоциации строителей, которая добивается переименования их улицы в честь одного из заслуженных строителей; “матери против тоталитарных сект”; общество защиты прав потребителей пытается организовать бойкот торговых фирм, скупающих у населения сотовые телефоны без документов на них; городское гей-сообщество выступило против нескольких местных СМИ, развязавших в городе кампанию гомофобии; экологические организации ведут кампанию по дискредитации группы ученых, известных своей недобросовестностью при проведении экологических экспертиз и т.п.).

Считается, что, прежде всего, государство должно помогать гражданам находить общий язык с негосударственными и квазигосударственными формами публичной власти. Но реально возможности государства в таком “посредничестве” могут быть весьма ограничены. Российская власть, например, практически бесполезна для граждан в случаях серьезных конфликтов с монополиями, крупными градо- и регионообразующими корпорациями (экологические проблемы, несправедливая социальная политика корпораций на “подведомственных” территориях и т.д.). Тоже можно сказать о социальных конфликтах граждан с олигархическими, криминальными, религиозными и прочими “неформальными властными сообществами” в подконтрольных им сферах и территориях. В этих случаях только прямое и массовое давление самих граждан на корпорацию или “неформальное властное сообщество” может кардинально изменить ситуацию.
Почти бесполезны органы государственной и местной власти в отстаивании гражданами многих коллективных нематериальных прав и интересов, число которых с развитием цивилизации стремительно возрастает. Облик города, политика СМИ, добросовестность различных экспертных групп, даже качество образования в большей степени зависят от позиции и активности местных сообществ, заинтересованных групп граждан, чем от официальных властей.
Все более актуальным в России становится “прямое гражданское действие”, в рамках которого гражданское сообщество само фактически исполняет властные функции. Попыток отстоять коллективный интерес непосредственно, не привлекая администрацию, без обращений в суд и прокуратуру, пока немного и в основном в сфере обеспечения безопасности. И это при том, что, во-первых, обращение за поддержкой в “администрацию-суд-прокуратуру” очень часто бесполезно по причине нежелания, незаинтересованности властей оказывать такую поддержку. Во-вторых, потому, что все больше сфер человеческой жизни, в которых государственная и местная власть при всем желании не могут помочь людям в реализации их интереса. Например, во многих жилищно-коммунальных проблемах. Условно говоря, гражданам нужно, наконец, привыкнуть к тому, что власть уже никогда не сможет обеспечить того, чтобы в каждом подъезде было чисто и горела лампочка. Никогда! Несмотря на банальность проблемы, с управленческой точки зрения, задача эта запредельно сложна для централизованного решения даже в небольшом городе. Проще жильцам подъезда договориться о чистоте и о лампочке самим или с конкретной эксплутационной компанией, что, кстати, многие уже и делают.

В значительно большей степени, чем представлялось раньше, от активного прямого действия гражданских сообществ зависит и “дворовая безопасность”, и успехи в противодействии наркомании, и мирное, уважительное сосуществование бедных и богатых в одном городе и т.д. Даже успехи в борьбе с коррупцией в большей степени зависят от нетерпимости гражданской среды, чем от нетерпимости правоохранительных органов.
К “прямому гражданскому действию” побуждает и вечный конфликт гражданских сообществ с “безбилетниками”: с теми, кто пользуется общественным благом, но не вкладывается в него (на субботник по уборке придомовой территории ходят представители только половины квартир, а пользуются чистым двором – все). Извне никто здесь не поможет (разве что какой-нибудь криминальный авторитет по знакомству припугнет нахлебников, но это не наш метод), остается только самим как-то договариваться, стимулировать.
Чем сложнее жизнь, тем меньше возможностей у государства централизованно на нее влиять, тем больше ответственности ложится на самих граждан и их объединения.
У “прямого гражданского действия” есть и очень важная социально-психологическая роль: лучший способ заставить государство работать – забыть о нем.

***

Стремление раз и навсегда улучшить власть, единовременно, революционно сменив “плохих” властителей на “хороших”, видимо, неизбежно, но не очень эффективно с точки зрения достижения поставленных целей, что в наше время доказывает опыт “цветных революций”. Такое стремление особенно бессмысленно в современной России. У нас своего рода “цветная революция” уже была, в 1991 году. Причем, применительно к территории бывшего Советского Союза, была только в России да в Прибалтике. В остальных республиках Союза пафос освобождения принял почти исключительно национальные формы и не был дополнен порывом в политическое освобождение, как у прибалтов. России же национально освобождаться было не от кого, вот и понесло ее, несколько преждевременно, сразу на “демократию”. Но что сделано, то сделано. Пока у нас расстрелом “Белого дома” и безудержными “связями с общественностью” осваивалась демократия, в бывших национальных окраинах Союза пафос национального освобождения под эгидой местных олигархов и “родоплеменной знати” свой ресурс отработал и естественным образом пришло время “политического освобождения”. Наши американские друзья-враги не экспортировали, а лишь по-своему упорядочили этот процесс.
Катарсис общенационального прорыва к мистическому свету свободы – вещь прихотливая, требующая единовременного слияния многих материальных и нематериальных факторов и потому маловероятная для частого повторения. Худо-бедно Россия 15 лет назад прошла этот этап. Поэтому ситуация на Украине, в Грузии, Киргизии для нас не пример – мы на ином, следующем этапе развития. На этом этапе более эффективно постоянное, не отпускающее власть, давление тысяч самодеятельных гражданских групп и организаций, мелочный гражданский контроль результатов государственной деятельности. Более востребована способность граждан организованно и массово не только протестовать и предъявлять претензии, но и предъявлять гражданский заказ на государственные услуги, реформы, проекты: от глобальных геополитических, до локальных, касающихся обыденной жизни конкретных трудовых коллективов, товариществ собственников жилья, ветеранских или молодежных сообществ. Из российского государства нужно сделать эффективный механизм обслуживания и согласования гражданских заказов. Сегодня же ни заказов нет, ни механизма их обслуживания. Пришло время гражданам научиться не свергать власть, а делать ей предложения, от которых она не сможет отказаться. Это не коммунизм – это возможно здесь и сейчас.

***

Стремительная концентрация внегосударственной политической энергии происходит сегодня и в среде постоянно перечисляемых здесь “новых социальных хищников”: транснациональных, административно-олигархических, конфессиональных, криминальных, медийных, экспертных и других сообществ. Их власть над людьми порождена не допотопной собственностью на средства производства, станки и здания. Основа их власти – приватизированные административные ресурсы и статусы, собственность на смыслы, информацию и связи. Некоторые из этих “хищников” достигли в России своего расцвета, некоторые движутся в этом направлении.

Если гражданская политика направлена на десакрализацию, очеловечивание государства, на переплавку его властвующего механизма в обслуживающий, то власть “новых хищников” претендует на новую сакральность, избранность (что, в общем-то, естественно: освобождаемое национальным государством место “богом данной власти” пустым быть не может), именно в них бурлит энергия будущих диктатур, новейших тоталитаризмов. Поэтому поднимающемуся в России гражданскому обществу предстоит борьба на два фронта: переделка государства в обслуживающий общество, как часы работающий механизм, и выработка принципиально новых гражданских и государственных институтов и технологий, сдерживающих напор новых центров порабощения человека.

От умения граждан объединяться и сплачиваться вокруг своих интересов, от умения сообществ и групп граждан договариваться и добиваться реализации своих интересов зависит будущее страны.

Примечания:
- Гражданская политика – не претендующая на государственную власть деятельность непартийных организаций и групп граждан по продвижению, согласованию и защите коллективных интересов, реализуемая через гражданское влияние на государственные и общественные институты.

- Гражданское влияние – целенаправленное, активное воздействие непартийных организаций и групп граждан на государственные и общественные институты с целью продвижения и защиты коллективных интересов.

Группы гражданского влияния – непартийные организации и группы граждан, оказывающие целенаправленное и активное воздействие на государственные и общественные институты с целью продвижения и защиты коллективных интересов.

– Например, несколько товариществ собственников жилья (ТСЖ) создали собственную дружину по охране общественного порядка в своем квартале, взяв на себя властную функцию обеспечения общественной безопасности (принуждая подростков после одиннадцати расходиться по домам, задерживая хулиганов до прихода милиции и т.д.). Законность такой инициативы – отдельный вопрос, но ее властная сущность очевидна (доминантный в квартале статус, мобилизация силы, принуждение).

Любые субъекты господства в обществе, любые организации, люди и группы людей, институционально (не случайно, не ситуативно) обладающие доминантнным статусом в конкретной социальной ситуации. В некоторых промышленных районах России под их корпоративным контролем находятся бюджеты, администрирование и судопроизводство не только отдельных городов, но и целых регионов. Газпром, бывший ЮКОС, ЛУКОЙЛ, Норильский никель и другие формируют бюджеты “подведомственных территорий”, имеют решающий голос при принятии важнейших политических, кадровых, инвестиционных и социальных решений. Они формируют социальную среду не только в качестве основных работодателей и налогоплательщиков, но и принимая участие в распределении бюджетов через свое лобби в представительной и исполнительной власти, и осуществляя собственно корпоративные социальные программы. Вся государственная инфраструктура, включая правоохранительные органы Ханты-мансийского округа, нефтедобывающих районов Урала и Поволжья и многих других “корпоративных территорий” России фактически находится на содержании соответствующих корпораций.

Власть экспертов – власть над нанимателем помощников, советников, консультантов; в основе их власти – собственность на информацию. Деструктивность этой власти – соблазн “экспертных заговоров”. Современная политика может рассматриваться сквозь призму “вакханалии экспертных заговоров”.

в категории: Стратегия



2 комментария/ев »

  1. Oziris says:

    Демагогия!

  2. Александр says:

    “Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать на будущее страны – работай с обществом, а не с государством. ”

    до общества – без “системы оповещения” не докричаться…, т.к. “общество – это МЫчащее стадо (извиняюсь)

    Я 3 года подобный эксперимент ставил…
    Любой информации – нужен авторитет.. и деньги…

    можно их взять у государства или у частника – один хрен должен …))

    Это такой Вопрос… – если понятен – Жду Ответа..

Ответить

Последние комментарии:

гайкин виктор: После публикации серии статей о силовиках как системообразующем элементе в России меня спрашивают, а...

гайкин виктор: «Вверх по ведущей вниз лестнице» В России традиционно менты считаются погаными, гебня – кровавой, а...

гайкин виктор: Арсеньевские вести 2008 №24 Коричневые марионетки и кукловоды в законе Гайкин Виктор Алексеевич...

Александр: “Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать...

gaikinvictor: «Народное вече» № 5, 2011 Российский экспресс и колымский тупик. «Россию нельзя завоевать, её можно...


Последние публикации:
16/12

«15-58». Химкинская история. Фотографии. Документы

16/12

Три ответа про 11 декабря: Ирина Костерина

Ирина Костерина - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Ольга Мирясова

Ольга Мирясова - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Александр Верховский

Александр Верховский - Событийный ряд
14/12

Как говорить про итоги 11 декабря 2010

Виктор Воронков - Аналитика
14/12

Три ответа про 11 декабря 2010: Андрей Кутузов

Андрей Кутузов - Событийный ряд
19/5

Молодежная гендерная школа

22/1

Самая удачная общественная акция

Александр Бикбов - Событийный ряд
21/1

Музей политической истории, о которой молчат



copylefter no_author _niece Александр Бикбов Александр Верховский Александр Григорьев Александр Мнацаканян Александра Назарова Алена Объездчикова Алёна Рогова Анастасия Денисова Анастасия Никитина Анатолий Ульянов Андрей Кутузов Андрей Юров Артем Марченков Борис Кагарлицкий Валерий Листьев Валерий Созаев Вениамин Дмитрошкин Вера Бредова Виктор Воронков Влад Тупикин Владимир Гущин Владимир Малахов Владимир Сливяк Всеволод Бедерсон Галина Кожевникова Глеб Ципурский Даниил Горецкий Дарья Кутузова Дмитрий Громов Дмитрий Десятерик Дмитрий Колбасин Дмитрий Макаров Дмитрий Полетаев Дэвид Денборо Евгений Орегон Елена Большакова Елена Дудукина Елена Омельченко Елена Тонкачева Игорь Аверкиев Игорь Сажин Ирина Аксенова Ирина Костерина Карин Клеман Киев Линор Горалик Михаил Габович Михаил Немцев Николай Баев Николай Олейников Олесь Кириленко Ольга Мирясова Пьер Бурдье Руслан Поршнев Сергей Давидис Сидiр Софья Чуйкина Стас Маркелов Украина Химки Юлия Башинова активизм активистские группы акции альтерглобализм антифашизм арт-активизм вегетарианство гендер гражданская политика гражданские права гражданские сети гражданский активизм гражданский контроль гражданское образование гуманитарный активизм демонстрация доступ к информации зоозащита интеллектуальный активизм исследования и анализ история активизма кампании контркультура космополитизм микрополитика мир без границ молодежные движения национализм ненасилие неформалы неформалы и власть образовательные реформы память права молодежи права человека правозащитное движение произвол милиции против ксенофобии против ксенофобии и дискриминации против тоталитаризма против цензуры профсоюзы публичная политика равноправие и неравенство реформы образования и науки свобода слова свобода собраний свобода творчества солидарность социальная защита социальная критика социальное проектирование социальные движения социальные движения и профессиональные сообщества социальные технологии социальный активизм цифровые права человека экология этика активизма