Движение

сайт про общественные движения

  1. У морали есть какие-то шансы приобщиться к политике только в том случае, если будет вестись работа над созданием институциональных средств для политики морали.
    Пьер Бурдье

Событийный ряд



21/11 2008

Александр Бикбов

социолог

Демонстрация как общее дело: за образование и науку


метки:


This entry is part 2 of 2 in the series экология

Материал Александра Бикбова специально для dvizh.org: о реформах образования во Франции и о том, какой ответ преподаватели, студенты, госслужащие и неравнодушные к собственной судьбе люди дают заложенной в этих реформах модели ближайшего будущего.

Листовка в осенней листве: «Это реформа - не наша! Мобилизация! Четверг 20 ноября, 14 часов у метро Люксембург»
(Наводите на фотографии мышку, чтобы читать пояснения)

20 ноября 2008 года 200 тысяч преподавателей, ученых, студентов, школьников, работников почты, политических активистов, профсоюзных деятелей и неравнодушных граждан по всей Франции объединенно выступили против приватизации образования, сокращения рабочих мест, снижения статуса работников социальной и культурной сферы.

Что может объединить вместе столько разных людей по всей стране? Вопрос столь же естественный для России, сколь странный для Франции. Конечно, угроза общественному интересу и чувство солидарности. В последний год агрессивная правительственная реформа социальной и культурной сферы угрожает качеству образования и социальных служб, снижает социальную защищенность людей и переносит груз проблем с ранее созданных общественных институтов на изолированного индивида и атомарную семью.

Надпись на самодельном плакате: «Нет — сокращению рабочих мест!»

Активизация в образовательной сфере Франции продолжается уже не первый месяц. Летом 2007 года был принят закон «О свободе и ответственности университетов» (закон LRU), по духу аналогичный российскому закону «Об автономных учреждениях». Его положения поставили под вопрос традиционное самоуправление и социальную ориентацию французских вузов. По сути, речь шла о том, чтобы превратить университеты из институтов общественной значимости в мечту разгоряченных российских реформаторов начала 1990-х — самоокупаемые частные предприятия. Мечту столь же высокую, сколь несостоятельную, как показали 15 лет реформ в централизованной и этатистской России. По степени централизации и этатизации образования Франция отстоит не так далеко: частные фонды и предприятия, инвестирующие в независимое образование и исследования, можно пересчитать по пальцам. В схожей ситуации приватизация российских вузов прошла отнюдь не по модели американских университетов: с их координационными советами, попечителскими советами, сильными кафедрами, представительными ассоциациями выпускников, – а по серой коррупционной схеме, где власть над заведениями оказалась целиком сосредоточена в руках «начальства».

Французские университеты до недавнего времени выгодно отличались от российских: это были коллегиально управляемые государственные институты. Решения о карьерах, учебных программах, отчасти вопросах бюджета принимались самими преподавателями. Наряду с внутриуниверситетскими действовали общенациональные органы самоуправления, такие как Национальный университетский комитет (CNU), состоявший из одних преподавателей – раз в два года они проводили аттестацию коллег по всей стране. Это существенно снижало риск политической и экономической коррупции, делало преподавателей естественными участниками локальной образовательной политики. Однако нынешнее французское правительство заинтересовалось другим вопросом: как вычеркнуть из бюджета побольше расходных строк. Университетское самоуправление стало камнем преткновения на этом пути.

20 ноября 2008: на центральных улицах Парижа стало тесно

Попытка изменить режим управления университетами и передать полномочия коллегиальных органов на уровень ректората оказалась не единственным пунктом реформ, который вызывал озабоченность и активизацию во французском обществе. План реформ предполагает одновременное сокращение рабочих мест в социальной и культурной сфере, увеличение преподавательской нагрузки и числа студентов в учебных группах, рост квалификационных требований при сокращении сферы компетенции. Аналогичные реформы нацелены на все общественно значимые области: среднего образования, дошкольного воспитания, почтовой службы, научных исследований, культурного досуга. По сути, речь идет о снижении государственных расходов во всех неприбыльных секторах, откуда действующее правительство предпочитает побыстрее «уйти», попутно сняв с себя ответственность за ключевые вопросы общественного развития. Есть отчего обеспокоиться. И уже не первый раз на улицах Парижа и других французских городов становится тесно от людей, выражающих свое несогласие с таким правительственным курсом.

Преподаватели под стягами объединившихся университетских профсоюзов

В начале прошлого учебного года, в сентябре 2007, началась активизация студентов, аспирантов, преподавателей, которая вылилась в ноябрьские университетские забастовки по всей Франции, зрелищные уличные акции, насыщенные дискуссии активных преподавателей и образовательные эксперименты студентов, которые приглашали выступить в занятых аудиториях Антонио Негри, Кристофа Шарля или Джудит Батлер. К концу года Общие собрания университетов приняли решение о возобновлении занятий. Однако координационная работа продолжилась — вместе с агрессивным навязыванием реформ в социальной и культурной сфере. К началу учебного года в средних школах были сокращены тысячи рабочих мест и запланировано сокращение еще десятков тысяч. Вслед за этим министр образования Ксавье Даркос предложил упростить школьную программу и строже приглядывать за учениками – вместо того, чтобы заботиться об их культурном развитии. Правительство заявило об отмене программы помощи трудным подросткам (RASED). Университетских преподавателей начали активно переводить на контракты. Была предпринята попытка расформировать научные центры и сократить государственные программы финансирования исследований, чему активно воспротивилось движение ученых.

Физики на марше. Надписи на плакатах: «Синхротрон Солнце: ампутированное солнце — убитые исследования!», «Замороженный бюджет — выключенное солнце», «Денег — на наши фотоны!»

20 ноября 2008 был выбран днем массовой мобилизации университетских, школьных, научных учреждений, в которой приняли участие преподаватели и дирекция, исследователи и технический персонал, местные профсоюзы и родители с детьми, люди, кому небезразлична судьба институтов общественной значимости. В одном Париже таких людей собралось от 40 тысяч – по подсчетам организаторов, до 10 тысяч – по заявлениям полиции, которая блокировала шествие на подходе к министерству образования:

Полиция блокирует движение демонстрантов

Как пояснил один из демонстрантов: «Это чтобы не дать министру понять, насколько он непопулярен».

Один из зачинщиков демонстрации — министр образования Ксавье Даркос (слева), с которым под одобрительные шутки и аплодисменты собравшихся беседует один из демонстрантов

Закона об экстремизме во Франции не существует, и полиция блокирует шествия и демонстрации по постановлениям префектуры: для «поддержания общественного спокойствия». Не всегда это нарушение свободы шествий заканчивается миром. В декабре прошлого года полицейские начали распылять слезоточивый газ и пустили в ход дубинки против передних рядов демонстрации. В иных случаях достается полицейским, которые мешают продолжить движение. В целом, во Франции слова «это наш город» – не просто лозунг. Когда по улице движется 10 тысяч или 200 тысяч человек, это даже не просто ощущение, а коллективная реальность. Французские полицейские и ОМОНовцы, как можно дольше выдерживающие позу профессионального безразличия, утрачивают абсолютную власть «стражей порядка» и оказываются просто силой лицом-к-лицу с силой демонстрантов. За порядком на улице с успехом следят добровольцы из собственной службы безопасности демонстрации, которые, помимо прочего, предотвращают провокации. В этом смысле, и сила, и порядок представлены с обеих сторон. Нельзя сказать, что это оставляет полицию равнодушной. Разрастание спонтанной силы демонстрантов официальные власти пытаются по возможности мягко, но настойчиво ограничить. Из тех же соображений «общественного спокойствия» полицейские, например, не пускают в близлежащие парки прохожих с наклейками на одежде, которые самые разные оргкомитеты демонстрации печатают специально к событию, а демонстранты «надевают» прямо на грудь, спину, рукава, шляпы и даже прямо на лоб. Как эти студентки или преподаватель в глубине снимка:

Надпись на плакатах: «Отозвать декрет Даркоса», наклейки на куртках — профсоюза FO (Рабочая сила)

Или как этот работник почты, собирающий подписи против приватизации почтовой службы:

Кроме профессионалов образования и членов профсоюзов, в демонстрации приняли участие родители с детьми, которых на улицах было много. Атмосфера на улице от этого была озорной и особенно теплой. Вот так, без надрыва и лишних деклараций, воспитывается гражданское чувство.

Надписи на плакатах, сделанных детьми: «Моя школа — классная», «Мой детский сад слишком хорош»

О профсоюзах стоит упомянуть отдельно. Под общей и своей символикой собрались самые разные организации: от могущественных CGT (Всеобщей конфедерации труда) и SNESUP (одного из главных университетских профсоюзов), которые расцвечивают демонстрации не только флагами, но надувными шарами и музыкой из динамиков, до анархистского CNT (Национальная конфедерация труда), радикального FO (Рабочая сила) и малых троцкистских организаций. Каждый из них напечатал к демонстрации спецвыпуск своей газеты о реформах образования, тематические листовки и брошюры. Независимый анализ актуальных вопросов, выдвижение лозунгов для мобилизации, попытка работать в опережающем режиме – условие действенности и минимально необходимой сплоченности профессиональных ассоциаций.

Весна на ноябрьских улицах: профсоюзы — одна из несущих опор и источников массовой и межпоколенческой солидарности в гражданском движении

Что обращает на себя внимание в этой пестрой демонстрации, кроме ее массовости и наличия у людей перспективного мышления – сознания общественной опасности, которая еще не достигла края, но грозит подорвать институты общего интереса? То, что вышли на улицу не политические игроки, не стяжатели громкого эха в прессе. Вышли люди, которые понимают, что реагировать на крайнюю ситуацию бывает поздно. Люди, которые гордятся своими общественными институтами, которые чего-то достигли в своих профессиях или рассчитывают достичь. И которым, в этом смысле, есть что терять. Они разделяют ощущение, что вместе можно что-то сделать. Или хотя бы попытаться. По возможности избегая насилия, но не пренебрегая эмоциями, а порой и крепким словцом.

Влюбленные критики. Надписи на их плакатах: «Большой брат смотрит на тебя. Даркос - большой кретин», «Даркослэнд: от одной только мысли тянет блевать»

Взглядитесь в лица на всех этих снимках: спокойные и ясные лица граждан, которые не боятся быть вместе, не упускают возможности пообщаться, пошуметь, устроить веселый и осмысленный бардак на улице и тем самым показать чиновникам и избранникам, что не согласны с их действиями.

Вузовские преподаватели: исполнение протестного походного марша на кастрюлях

Взгляните на студентов и на школьников, которые участвуют в демонстрации, составляя одну из ее опорных сил: похожи ли они на манипулируемых, заказных, проплаченных марионеток? На лицах этих молодых людей столько же достоинства и гражданского чувства, что и у остальных демонстрантов. Для них, еще больше, чем для «взрослых» участников, демонстрация — это место восхитительного действа, где социальный смысл неотделим от праздника, где их мнение что-то значит, жесты важны, а ажитация и радикализм юности — оправданны.

Импровизированный sit-in школьников на бульваре Распай, где полиция преградила ход демонстрации. Надпись на растяжке: «Начальная школа Октябрь в гневе. Неправомерные декреты = разрушение целостности и организации школьного образования»

А вот школьники на марше. Может быть, это опасно? Вызывает неприятные чувства? Да нисколько. Ни у них, ни у прохожих, ни у всего французского общества. Разве что у какой-нибудь кучки закоренелых реакционеров.

Надпись на растяжке: «Защита общественного сектора. Приоритет - образованию»

Так почему все эти люди оказались на улице вместе? Да потому что это нормально. Потому что гражданское шествие и солиданый протест — одна из форм общественного и политического диалога. Возможность уверенно указать своему правительству, что оно взяло неверный курс и слишком настойчиво этому курсу следует.

Демонстрация на марше: участники из разных учебных учреждений поют сатиру об агрессивных реформах и правительстве Саркози

Для людей, вышедших на эту демонстрацию как-то само собой понятно, что крутой поворот вправо, взятый нынешним правительством, неприемлем для всей социальной сферы. Что он перекладывает проблемы на плечи обычных людей, делая настоящее тяжелым, а будущее – зыбким.

20 ноября 2008: поворот направо запрещен

Кроме того, для всех этих людей важна возможность творчески выразить свое переживание общественной жизни, расцветить и переозвучить город. Выразить это переживание в жесте – солидарном выходе на улицу. Нюансировать этот жест, прибавив к нему нечто эфемерное, что наполняет улицу оттенками смысла, привлекая взгляды, объединяя людей в разнообразии впечатлений и переживании чего-то общего. Вот как эти картонные фигуры реформ, которые в буквальном смысле переворачивают назначение общественных институтов с ног на голову:

Уличная инсталляция по ходу шествия

Или как эта иллюстрация к реформам одного из участников демонстрации – министр образования Даркос в роли властелина темных сил Дарта Вейдера:

Надпись на плакате «Дарк Ос: да пребудут с нами рабочие места!»

Таких творческих жестов множество. И это одновременно озабоченное и веселое множество – демонстрация, общее дело. Обыденная, творческая и гражданская жизнь не разграничены жесткими перегородками и плавно перетекают друг в друга. До демонстрации, на работе, люди обсуждают реформы и их влияние на профессиональную ситуацию. После демонстрации идут в кафе и булочные, к семье или к друзьям. Творческое переприсвоение улицы, этого общего и привычного пространства – момент самой обычной гражданской жизни, которая даже не слишком отвлекает от интеллектуальных занятий:

В месте сбора нескольких университетских колонн

Хочется думать, что столь же массовые гражданские шествия весело и с достоинством будут проходить не только мимо русских «Гастрономов» в городе Париже, но и мимо французских «Ашанов» в городе Москве и повсюду в России.

Колонна проходит мимо «русского гастронома» в Париже

Массовые уличные демонстрации и акции протеста против образовательных реформ, снижающих уровень образования и разрушающих его общественный фундамент, проходят последние месяцы в ряде европейских стран: Италии, Германии, Испании, Греции.

Свидетельство участника недавних студенческих протестов в Италии можно прочесть в ЖЖ Уличного университета в Петербурге.

Series NavigationВ России идут протесты против ввоза ядерных отходов

в категории: Событийный ряд



2 комментария/ев »

  1. Роберт says:

    На лицо, что Саркази в основном занят внешней политикой и совсем забыл о внутренней ситуации во Франции.

  2. Диана says:

    Да. Председательство в Евросоюзе дорого обходится Франции.

Ответить

Последние комментарии:

гайкин виктор: После публикации серии статей о силовиках как системообразующем элементе в России меня спрашивают, а...

гайкин виктор: «Вверх по ведущей вниз лестнице» В России традиционно менты считаются погаными, гебня – кровавой, а...

гайкин виктор: Арсеньевские вести 2008 №24 Коричневые марионетки и кукловоды в законе Гайкин Виктор Алексеевич...

Александр: “Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать...

gaikinvictor: «Народное вече» № 5, 2011 Российский экспресс и колымский тупик. «Россию нельзя завоевать, её можно...


Последние публикации:
16/12

«15-58». Химкинская история. Фотографии. Документы

16/12

Три ответа про 11 декабря: Ирина Костерина

Ирина Костерина - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Ольга Мирясова

Ольга Мирясова - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Александр Верховский

Александр Верховский - Событийный ряд
14/12

Как говорить про итоги 11 декабря 2010

Виктор Воронков - Аналитика
14/12

Три ответа про 11 декабря 2010: Андрей Кутузов

Андрей Кутузов - Событийный ряд
19/5

Молодежная гендерная школа

22/1

Самая удачная общественная акция

Александр Бикбов - Событийный ряд
21/1

Музей политической истории, о которой молчат



copylefter no_author _niece Александр Бикбов Александр Верховский Александр Григорьев Александр Мнацаканян Александра Назарова Алена Объездчикова Алёна Рогова Анастасия Денисова Анастасия Никитина Анатолий Ульянов Андрей Кутузов Андрей Юров Артем Марченков Борис Кагарлицкий Валерий Листьев Валерий Созаев Вениамин Дмитрошкин Вера Бредова Виктор Воронков Влад Тупикин Владимир Гущин Владимир Малахов Владимир Сливяк Всеволод Бедерсон Галина Кожевникова Глеб Ципурский Даниил Горецкий Дарья Кутузова Дмитрий Громов Дмитрий Десятерик Дмитрий Колбасин Дмитрий Макаров Дмитрий Полетаев Дэвид Денборо Евгений Орегон Елена Большакова Елена Дудукина Елена Омельченко Елена Тонкачева Игорь Аверкиев Игорь Сажин Ирина Аксенова Ирина Костерина Карин Клеман Киев Линор Горалик Михаил Габович Михаил Немцев Николай Баев Николай Олейников Олесь Кириленко Ольга Мирясова Пьер Бурдье Руслан Поршнев Сергей Давидис Сидiр Софья Чуйкина Стас Маркелов Украина Химки Юлия Башинова активизм активистские группы акции альтерглобализм антифашизм арт-активизм вегетарианство гендер гражданская политика гражданские права гражданские сети гражданский активизм гражданский контроль гражданское образование гуманитарный активизм демонстрация доступ к информации зоозащита интеллектуальный активизм исследования и анализ история активизма кампании контркультура космополитизм микрополитика мир без границ молодежные движения национализм ненасилие неформалы неформалы и власть образовательные реформы память права молодежи права человека правозащитное движение произвол милиции против ксенофобии против ксенофобии и дискриминации против тоталитаризма против цензуры профсоюзы публичная политика равноправие и неравенство реформы образования и науки свобода слова свобода собраний свобода творчества солидарность социальная защита социальная критика социальное проектирование социальные движения социальные движения и профессиональные сообщества социальные технологии социальный активизм цифровые права человека экология этика активизма