Движение

сайт про общественные движения

  1. Мы не хотим мира, в котором гарантия не умереть от голода связана с риском умереть от скуки.

Медиа-сюжет



13/1 2009

Елена Омельченко

доктор социологических наук, директор НИЦ «Регион» Ульяновского Государственного Университета, автор многочисленных публикаций по молодежным культурам и субкультурам.

Про эмо, готов и нравственность…


метки:


В июне 2008 года в Госдуме обсуждалась «Концепция государственной политики в области духовно-нравственного воспитания детей в Российской Федерации и защиты их нравственности». Неформальные молодежные сообщества бурно отреагировали на этот документ в свое время. Но дискуссии продолжаются.

Мы не будем говорить по поводу всей концепции, потому что там много несуразностей, достойных отдельной критики. Так, могу только вскользь сказать по поводу наркотиков – что в концепции много поверхностных, декларативных и некомпетентных суждений. Сейчас же я хочу остановиться на оценке, которая дается неформальным молодежным движениям. Мы рассматриваем этот документ с позиции пост-субкультурного подхода, которого мы придерживаемся в наших исследованиях (С точки зрения пост-субкультурного подхода современные субкультуры значительно отличаются от «классических» образцов прошлого века. Они перестали быть чем-то постоянным, с жесткими границами и обязательствами всецело придерживаться образцов. Они достаточно противоречивы и непостоянны, с миксовой природой, прозрачными границами и временными солидарностями). Напомню, что согласно анализируемой концепции, предполагается очистить школьное пространство от тех, кто приходит в классы, облаченный в символику скинхедов, эмо, готов и т.д.

Есть моральная паника! Где проблема?

Как нас учит простая аксиома субкультурного подхода, которая называется «моральные паники», мы должны задаться вопросом. Когда все вокруг говорят, что есть проблема, надо спросить – проблема для кого? В данном случае проблема формулируется почему-то как проблема высоко-государственной важности. То есть расширение неформального молодежного движения ставится в один ряд с реальными социальными болезнями, такими как – наркотизация, сиротство, недостаточная грамотность в сфере сексуального воспитания и т.п. (Недавно Ю.Лужков очень категорично высказался, что никаким сексуальным просвещением заниматься не надо. Это мы возвращаемся к 80-м годам, к временам разгульной тоталитарной стратегии управления, контроля молодежи, характерной для махрового социализма).

Так в чем видится проблема? В том, что появляется некая молодежь, некие движения, которые выпадают из сегодняшних, пусть хоть и слабых и немощных, но программ манипуляции, в частности из программы патриотического воспитания. Это прямое проявление социального страха или фобии перед стремлением молодежи к инаковости, прежде всего, стилистической, за которой видится опасность развития других форм мысли, которые могут быть потенциально опасны для проводимой идеологии.

И это очень грустно, потому что развитие и расширение молодежных неформальных сцен на территории постсоветского пространства говорит все-таки о том, что процессы демократизации имеют место. Потому что еще одна аксиома субкультурного подхода, помимо моральной паники, заключается в том, что наличие субкультуры – это признак культурного плюрализма общества.
И молодежные субкультуры есть признание права молодежи на инаковость, на инаковое понимание культуры, на инаковое понимание общества, инаковое понимание предназначения, самореализации и т.д. А здесь перед нами попытка со стороны государства контролировать культурные формы, что Антонио Грамши назвал стремлением власти к культурной гегемонии. Класс, который занимает господствующее положение, претендует не только на политическую, но и на культурную гегемонию, и, таким образом, страхует свою власть и статус-кво: такова логика власти. Согласно такому пониманию, пирсинг, татуировку надо запретить, потому что в этих простых вещах видится возможность культурного протеста, который может вылиться в протест политический, а это может угрожать общественным хаосом.

Казнить нельзя помиловать

Еще не успели принять концепцию, а ретивые администраторы стали спускать циркуляры в силовые органы, что вылилось в практики рейдов по школам, целью которых было обнаружение скрывающихся субкультурщиков. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Эти акции не будут способствовать гармонизации общества и интересов – экономических, культурных или нравственных.

Такая позиция приводит к разрыву поколений. А когда происходит разрыв, когда молодежь начинает понимать, что эти их культурные поиски не только неинтересны, но и опасны, тогда теряется общение. И тогда мы не только не будем знать и не сможем контролировать, но и окажемся теми, кто мало думает о своем будущем. Субкультурные формирования всегда и везде составляли меньшинство своего поколения во все времена, но именно молодежное меньшинство формировало поколенческие элиты, и политические в том числе. И все это давно понимают. Студенческие революционеры 1968 года в Париже, Вене или Амстердаме входят сегодня в политический и интеллектуальный топ. При всей нашей критичности к скинхедам, к другим националистически настроенным формированиям, мы не можем отказывать юношам и девушкам, симпатизирующим другим субкультурам в том, что они являются авангардом молодежных сцен. И по отношению к мейнстриму, в частности гопникам, они более культурно развиты, продвинуты, социально мобильны и открыты к инновациям.

В демократическом обществе происходит выравнивание не по спускаемым сверху канонам и нормам, а с точки зрения нахождения точек солидарности без ущемления прав и ценностей какой-то группы. Именно эти точки солидарности могут стать основой диалога, коммуникации, взаимодействия. Наш исследовательский коллектив участвовал в таком проекте Европейского Союза, который был направлен на изучение путей гармонизации молодежных субкультур с различными группами населения, поиск мостиков между взрослыми и детьми. И это делалось для того, чтобы они не изолировались, не вызывали паники или вот такие неадекватные, силовые действия, а сами субкультуры не приходили к необходимости ухода в подполье.

(Од)инаковость?

Сейчас мы переживаем серьезный финансовый кризис, и это требует от людей выработки новых социальных навыков, а именно навыков к мобильности, приспособлению, к каким-то новым шагам, рисковым практикам. А если воспитывать массу однородную, она всегда будет ждать приказа. Не уверена, что это то, что сейчас надо. В любом обществе должен быть баланс. Субкультурщиков никогда не бывает больше 8-10% в обществе. Именно в этой среде формируются идеи, все равно же нужно совершать открытия, а иначе не будет развития, мы не будем выходить из тупиков, и будем, действительно, превращаться в ресурсный придаток. Помимо послушных исполнителей во всех обществах нужны новаторы и люди, способные рисковать.

Получается, что эта программа себе самой противоречит. На мой взгляд, мораль и нравственность – это не только послушание, но и наличие современной системы ценностей, которая делает человека самодостаточным, уверенным и способным достигать каких-то реальных результатов. А когда мы говорим об индивидуальной реализации, человек не может быть таким как все, в нем надо поощрять развитие каких-то особых, инаковых качеств. В частности эта программа противоречит другой программе, сформулированной в молодежной политике по поддержке одаренных детей. Потому что одаренный ребенок он тоже никогда не будет в большинстве.

Вот на кого бы я обратила особое внимание, так это на гопников и на гламурную попсу. Именно они способствуют культурной и социальной стагнации. Часто говорят, что на экранах много порнографии, но мало говорится о махровой, гламурной, «присубкультуренной» попсе, которая у нас занимает 80% телевизионного времени. Это и расплодившиеся до невероятного количества телевизионные сериалы, которые эксплуатируют одни и те же сюжеты. В них присутствуют надуманные и часто сконструированные отношения, это странный клубок стереотипов, клише, совершенно не соответствующих нашей реальности событий. Да, там нет порнографии или насилия, но есть вот эта жуткая неправда, неправда, упрощающая мир и отношения, но создающая легко управляемую массу. Но мы же говорим о развитии общества, и вполне понятно, что государство больше заботится о более управляемом и предсказуемом большинстве. Но, в то же время, это большинство должно быть и умным, и интеллектуальным, готовым к реализации инновационных программам, изменениям.

Скинхеды, готы, эмо… А что мы про них знаем?

Как мне кажется, большой проблемой является отсутствие хороших текстов и серьезного просвещения о современных молодежных культурных сценах. Одно то, что все эти субкультуры (скинхеды, эмо, готы) перечисляются через запятую, свидетельствует о том, что абсолютно пренебрегаются их особенности. Но это уже прошлый век. Известный социолог Т.Парсонс4 в конце 30-х годов 20 века, при всех его заслугах, всю молодежную культуру видел как неразделимое, одинаковое, с достаточно одинаковой функцией и значением для общества. И критика такого унифицирующего взгляда была направлена на то, что субкультуры и по направленности действия, и по причинам, и по последствиям – они достаточно разные. Это важно понимать взрослым, если они хотят понять векторы развития. И сегодня уже многие ответственные взрослые разделяют мнение, что молодежные неформальные группы – разношерстны и разнонаправлены.

Поскольку мы изучали скинхедов, то мы можем сказать, что это неоднородная субкультура. Можно выделить, по крайней мере, четыре «разновидности». Это TRADE – классические скинхеды, для которых в большей степени важен именно субкультурный внешний вид; потом есть RASH – скинхеды-анархисты, включенные в политическое пространство; SHARP – выступающие против расовых предрассудков; и, наконец, фашиствующие группы скинхедов (бонхеды). SHARP и RASH – это в основном скинхеды-антифа. Если говорить о бонхедах – это серьезная проблема, которую надо изучать, что мы и делали. Появление этих групп часто связано с социальной дезинтеграцией и социальным исключением, в том числе и родительским, с недостаточными статусными ресурсами в формальных группах, в классе, во дворе и т.д. В таких условиях формируются альтернативные модели социализации, когда ты можешь приобрести статус на основании других ценностей, как, например, на основании ценностей бонхедского сообщества, этот феномен был замечен еще чикагской школой.

Конечно, это надо изучать внимательнее, разбираться, и в этом я вижу смысл нашей работы. Не знаю, почему на первом этапе разработки концепции, не обратились к социологам. Меня поразили цифры, которые приводятся в тексте обоснования концепции. Только один пример: «55% процентов молодежи (Е.Л. – непонятно какой) способно на все ради достижения личного успеха». Что это за стигма и диагноз патогенности всего поколения? Мы же занимаемся исследованиями молодежи, наоборот, молодежь сейчас все больше либо через гламур, либо через попсу, либо через субкультуру, стремится к позитиву.

Если говорить об эмо, то это, по-моему, такая естественная, яркая, очевидная реакция молодежи. В отличие от взрослых, они оказались более чувствительны к рационализации и дегуманизации социальности. Это реакция на очень резкий переход к потребительскому обществу и т.д. Эмо – это «дети среднего класса», из семей определенно зараженных вот этим вынужденным или добровольным карьеризмом.

Мне как-то задавали вопрос по суицидам среди эмо или готов, я попыталась на него так ответить. Я очень сомневаюсь, что раньше в молодежной среде не было такого же процента суицидов, как сейчас. Просто раньше эти люди, которые были склонны к суицидам, не назывались эмо. Мне кажется, эмо-субкультура может привлекать детей, у которых есть психологические проблемы (но это не значит, что все эмо склонны к суициду, это не правда). А психологические проблемы детей рождаются не из субкультуры. Психологические проблемы рождаются в семье, в обществе – из-за отчуждения и изоляции этих детей, может быть в чем-то непохожих на других – в классе, во дворе. И вот дети, которые находятся в изоляции, ищут своих, идут к тем, кто их принимает, понимает их особенный характер. И может быть в какой-то момент идеология, ценности, поддерживаемые компанией, могут подогреть уже существующие психологические моменты. Эти переживания, настроения – они существовали и раньше, а сейчас просто нашли культурный канал для выхода.

Опять же упрощенная картина того, что представляют из себя готы. На самом деле готы – подчеркнуто неагрессивны и слегка асексуальны, их идеология замешана на пацифизме. Какая же там жестокость? Но просто есть дети и молодежь, которые склонны к вычурной эстетизации стиля жизни, экстравагантным проявлениям своей исключительности. И среди готов тоже много разных течений.

Опыт разности важен в молодости, потому что он воспитывает волю, способность принимать решения, ощущение свободы.

О программах и нравственности взрослых

Такие программы вырывают молодежь из контекста всего общества: как будто молодежь существует на необитаемом острове. Это проблема общества! И если мы говорим о компьютерах, давайте посмотрим на это с другой стороны. Не в этом ли проявляется амбивалентная властная позиция, когда под крылом тех же властных мужей делается бизнес на тех же самых играх, на распространении новых мобильных сервисов. Хотя, я понимаю, что и прогресс и бизнес остановить невозможно, потому что это саморазвивающиеся системы, подпитывающие друг друга.

Я очень сомневаюсь в реализации этой концепции и боюсь, что от всей этой программы останется только идеология. Все сконцентрируется на нравственном воспитании молодежи и детей, потому что это легче всего – спустить это по школам, провести работу, усилить контроль, провести психологические беседы со всеми задержанными школьниками эмо и готами, поставить всех на учет в Комитет по делам несовершеннолетних, ввести обязательный урок по православной культуре и еще что-то такое. Это намного проще, чем разработать реальную программу и выделить под это деньги.

Часто приходится слышать о потерянном поколении. Я считаю недопустимым вынесение приговора по отношению к молодежи. А взрослые – это не потерянное поколение? И, вообще, а у молодежи есть право высказать приговор по отношению к постсоветскому поколению взрослых, есть у них такое право? Нет. Потому что у них нет власти, они в Госдуме не сидят, и у них нет ресурсов.

Бесспорно, что воспитанием детей надо заниматься. Но воспитанием надо заниматься и в направлении необычных андеграундных, альтернативных культурных проектов, чтобы их принимали, надо идти дальше этой попсы. А что государство? Вот, например, наш социальный проект воспитания молодежи – Международный молодежный фестиваль социальной рекламы «Виноградарь». Это социальная реклама, это социальные проблемы, причем молодежь сама это делает. У многих юношей и девушек, кто отстаивал свои проекты, глаза блестели, потому что у них душа болит и за бездомных детей и за животных брошенных, экологию. И кто из власть и деньги предержащих откликнулся на наш проект? Кроме маленького гранта от местного правительства и поддержки родного Ульяновского Государственного Университета, никто не отреагировал.

Наверное, молодежь могла бы выступить со встречной концепцией – нравственного воспитания взрослых. И это и есть самый большой вопрос, потому что я в личной и педагогической деятельности сталкиваюсь с такими нравственными типажами двоемыслия именно у старшего поколения. Молодежь-то – более веселая, а на старших посмотрите. У нас никто не улыбается. Почему у взрослых есть право быть злыми, нетерпимыми, агрессивными, с чем мы сталкиваемся во многих государственных учреждениях. Пускай это обще звучит, но если бы мне поручили разработать такую программу, я бы назвала ее «Проблемы морально-нравственного здоровья общества» и я бы озаботилась позитивными проектами, которые формировали бы у людей некие чувства солидарности, не выделяя какие-то вот эти островки гламура, элиты. Может стоит перенять какой-то советский опыт, тогда шла более активная пропаганда классических образцов литературы, театра. И, конечно же, молодежь остро нуждается в позитивном социальном герое, но в герое настоящем, а не историческом. И эти герои должны быть не только из первого эшелона власти, это уже в нашей истории было. Герои должны быть свои – молодые и действительно яркие в тех культурных и социальных контекстах, которые важны самой молодежи. А чтобы это понять – следует чаще прислушиваться к собственно голосам молодежи, перестать конструировать ее негативные и патогенные портреты в кабинетах, а также исключительно перекраивая («затачивая») под нужный для текущего политического момента формат.

Научно-исследовательский Центр «Регион» – http://www.regioncentre.ru.
Контактный адрес: region@ulsu.ru.

в категории: Медиа-сюжет



4 комментария/ев »

  1. zilonis says:

    А откуда эта иллюстрация? Из какого города?

  2. Мои мысли по ходу прочтения:

    “Как мне кажется, большой проблемой является отсутствие хороших текстов и серьезного просвещения о современных молодежных культурных сценах” – абсолютно верно. Многие до сих пор ссылаются на информацию конца восьмидесятых годов, как на самую новую и актуальную. А потом предлагают такие вот “нравственные концепции”.

    “Не знаю, почему на первом этапе разработки концепции, не обратились к социологам” – помню, как я летом об этом буквально кричала в письмам к сильным мира сего. Т.к. концепция получилась социологически-, психологически- и культурологически-безграмотная.

    “А психологические проблемы детей рождаются не из субкультуры”. – радостно слышать эти слова из уст ученого человека! И есть шанс, что к этим словам прислушаются.

    “Часто приходится слышать о потерянном поколении. Я считаю недопустимым вынесение приговора по отношению к молодежи.” – спасибо! И то читая слова Мизулиной о том, что “их уже не спасти”, даже у матерых металлистов от обиды наворачивались слезы.

    Огромное спасибо Вам, Елена, за качественную аналитику! И за ссылку на интересный сайт.

  3. admin says:

    Иллюстрация с июньской манифестации неформалов в Красноярске.

  4. zilonis says:

    Я имел в виду картинку, на которой “указ №189″. мне сказали, что это из Мурманска – так ли это?

Ответить

Последние комментарии:

гайкин виктор: После публикации серии статей о силовиках как системообразующем элементе в России меня спрашивают, а...

гайкин виктор: «Вверх по ведущей вниз лестнице» В России традиционно менты считаются погаными, гебня – кровавой, а...

гайкин виктор: Арсеньевские вести 2008 №24 Коричневые марионетки и кукловоды в законе Гайкин Виктор Алексеевич...

Александр: “Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать...

gaikinvictor: «Народное вече» № 5, 2011 Российский экспресс и колымский тупик. «Россию нельзя завоевать, её можно...


Последние публикации:
16/12

«15-58». Химкинская история. Фотографии. Документы

16/12

Три ответа про 11 декабря: Ирина Костерина

Ирина Костерина - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Ольга Мирясова

Ольга Мирясова - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Александр Верховский

Александр Верховский - Событийный ряд
14/12

Как говорить про итоги 11 декабря 2010

Виктор Воронков - Аналитика
14/12

Три ответа про 11 декабря 2010: Андрей Кутузов

Андрей Кутузов - Событийный ряд
19/5

Молодежная гендерная школа

22/1

Самая удачная общественная акция

Александр Бикбов - Событийный ряд
21/1

Музей политической истории, о которой молчат



copylefter no_author _niece Александр Бикбов Александр Верховский Александр Григорьев Александр Мнацаканян Александра Назарова Алена Объездчикова Алёна Рогова Анастасия Денисова Анастасия Никитина Анатолий Ульянов Андрей Кутузов Андрей Юров Артем Марченков Борис Кагарлицкий Валерий Листьев Валерий Созаев Вениамин Дмитрошкин Вера Бредова Виктор Воронков Влад Тупикин Владимир Гущин Владимир Малахов Владимир Сливяк Всеволод Бедерсон Галина Кожевникова Глеб Ципурский Даниил Горецкий Дарья Кутузова Дмитрий Громов Дмитрий Десятерик Дмитрий Колбасин Дмитрий Макаров Дмитрий Полетаев Дэвид Денборо Евгений Орегон Елена Большакова Елена Дудукина Елена Омельченко Елена Тонкачева Игорь Аверкиев Игорь Сажин Ирина Аксенова Ирина Костерина Карин Клеман Киев Линор Горалик Михаил Габович Михаил Немцев Николай Баев Николай Олейников Олесь Кириленко Ольга Мирясова Пьер Бурдье Руслан Поршнев Сергей Давидис Сидiр Софья Чуйкина Стас Маркелов Украина Химки Юлия Башинова активизм активистские группы акции альтерглобализм антифашизм арт-активизм вегетарианство гендер гражданская политика гражданские права гражданские сети гражданский активизм гражданский контроль гражданское образование гуманитарный активизм демонстрация доступ к информации зоозащита интеллектуальный активизм исследования и анализ история активизма кампании контркультура космополитизм микрополитика мир без границ молодежные движения национализм ненасилие неформалы неформалы и власть образовательные реформы память права молодежи права человека правозащитное движение произвол милиции против ксенофобии против ксенофобии и дискриминации против тоталитаризма против цензуры профсоюзы публичная политика равноправие и неравенство реформы образования и науки свобода слова свобода собраний свобода творчества солидарность социальная защита социальная критика социальное проектирование социальные движения социальные движения и профессиональные сообщества социальные технологии социальный активизм цифровые права человека экология этика активизма