Движение

сайт про общественные движения

  1. Свобода - это возможность сказать, что дважды два - четыре. Если дозволено это, все остальное отсюда следует.
    Джордж Оруэлл

Событийный ряд



10/2 2009

Юлия Башинова, Вениамин Дмитрошкин

гражданские активисты, Legal Team

НЕрыцари круглого стола


метки:


- А американцы вообще говорят:
«Войну им объявим, но не начнем.
Они себя сами задолбают оргпериодами…»
А. Покровский

В прошедшее воскресенье мы провели четыре с лишним часа далеко не лишнего времени в ОВД «Пресненское» г. Москвы. С нами также и там же невесело и принудительно провели время наши друзья.

Нас задержали на Тверском бульваре в середине воскресного дня 20 сотрудников ОМОНа, которые, не объяснив причин происходящего, запихнули нас в автобус, пересыпая матами и угрозами. Что мы сделали? Что послужило причиной задержаний? С чего все началось?
Началось, наверное, с круглого стола в ГУВД г. Москвы, где трое из задержанных были несколькими днями ранее.

4 февраля по приглашению руководителя пресс-службы ГУВД В. Бирюкова мы пришли на круглый стол вместе с Л. Алексеевой, Л. Пономаревым, М. Поляковой, А. Бабушкиным – от правозащитного сообщества, кроме нас там были чиновники ГУВД.

Круглый стол состоялся сразу после очередного разгона «Марша Несогласных», после запрета шествия памяти С. Маркелова и А. Бабуровой, после запрета четырех пикетов против отчисления студентов-участников «Маршей Несогласных» по инициативе первого замначальника ГУВД А. Иванова. И, разумеется, речь зашла именно об этих мероприятиях, а также вообще о ситуации с нарушениями прав граждан при проведении публичных акций.

Мы озвучили список нарушений, которые имеют место на всех акциях, проводимых группами граждан, за исключением представителей прокремлевских движений. Это рамки и ограждения в местах проведения пикетов и митингов, досмотр при входе на акции, цензура лозунгов и листовок, вмешательство сотрудников милиции в ход акций, угрозы от людей в форме и в штатском, несоблюдение процедуры прекращения мероприятий, недопуск «скорой помощи» к избитым активистам на месте акции и в отделении милиции, недопуск адвокатов в отделения милиции (см. “Судебная защита свободы собраний должна быть поставлена на поток” Сергея blacky-sergei Давидиса).

Отдельно обсуждались превентивные задержания и слежка за активистами, а также нападения на участников акций неопознанных людей, действующих в явном сговоре с милицией, либо покрываемых ею.

Представители ГУВД выслушали внимательно, и даже попытались какие-то моменты откомментировать, правда, постоянно уходя куда-то в сторону. В сухом остатке – ряд договоренностей, которые будут закреплены в итоговом документе, и, возможно, хотя бы часть из них воплотится в жизнь.

Маловероятно, но вдруг – могут начаться совместные тренинги для активистов и сотрудников милиции по правилам проведения публичных мероприятий, где активистам расскажут, что можно, а что нельзя делать во время акции, а сотрудникам милиции объяснят, где заканчиваются их полномочия и начинается свобода гражданина на самовыражение, собрание, мнение и слово. Говорят, что даже ролевые игры можно сделать: граждане в роли милиционеров, милиционеры – в роли граждан. Было бы весьма любопытно для обеих сторон.

Также маловероятны и лекции по истории правозащитного движения для сотрудников правоохранительных органов, участвующих в обеспечении порядка на правозащитных акциях – мол, чтобы не было страха перед мифическими правозащитниками, на 30 человек которых (если они на улице и с плакатами) нужно 1000 ОМОНовцев и солдат внутренних войск.

Есть надежда на создание инструкций для сотрудников милиции о том, что входит в их полномочия во время обеспечения порядка на акции, а что не входит. Что можно досматривать, а что нельзя, куда можно вмешиваться, а куда – ни при каких обстоятельствах. Что делать, как, зачем и какими средствами.

Еще, хочется верить, сбудется обещание ГУВД об издании приказа о допуске адвокатов и членов Общественного совета при ГУВД г. Москвы в места содержания под стражей. А также появится молодежное крыло при Общественном совете при ГУВД, куда смогут войти молодые гражданские активисты – организаторы и участники публичных мероприятий, молодые правозащитники.

Общим желанием было проведение круглых столов по обсуждению планирующихся и прошедших уличных мероприятий на регулярной основе. Есть ощущение, что это может помочь в деле совместного решения и предупреждения возможных проблем при проведении акций на улицах Москвы.

И уж в чем нас горячо уверили представители ГУВД – так это в том, что прекратится досмотр листовок, плакатов и лозунгов на акциях, слежка за активистами и превентивные задержания активистов сотрудниками милиции.

Мы отменили четыре пикета, отложив решение вопроса на месяц, пока будет длиться служебная проверка, результаты которой нам сообщат на следующем круглом столе. Организаторы шествия 8 февраля (Л. Алексеева и Л. Пономарев) отозвали свое уведомление и обещали не выходить на акцию, просили лишь не задерживать тех, кто все же захочет в этот день пройти шествием памяти в заявленном или другом месте. Мы разошлись, договорившись – не о сотрудничестве – о взаимодействии.

На следующий день мы сдержали слово и не вышли на пикет. Еще через день мы сдержали слово второй раз и не вышли снова. В воскресенье мы третий раз подтвердили, что слово наше крепко и не вышли на шествие по бульварам.

О том, как держит слово ГУВД, – ниже.

Мы шли всемером (Леша Казаков, Денис Шадрин, Вика Громова, Серж Константинов, Дима Волов и мы) к метро «Пушкинская». Без флагов и плакатов, с куском вишневого пирога в коробочке. В начале Никитского бульвара мы увидели первых сотрудников ОМОНа. Они гуляли парами, их было много. Примерно в середине бульвара мы увидели первый автобус, в арке одного из дворов – большое количество людей в форме.

Ближе к Тверскому бульвару мы увидели очень много автобусов с сотрудниками милиции и ОМОНа, а также автозаки – в общей сложности примерно 40 машин. Помня о том, что на сегодня было запланировано шествие, мы пошли не по центру бульвара, где предполагалось шествие, а по тротуару правой стороны бульвара.

В это время нас, оказывается, уже внимательно рассматривали и снимали на видеокамеру. Отсняв наши лица, сотрудники, сидящие в автобусах, сверились с распечатанными заранее фотографиями (никакой слежки за активистами!). Обнаружив среди них наши – приняли решение.
Около здания ИТАР-ТАСС к нам подошли порядка 20 ОМОНовцев и стали что-то говорить про то, что у них «тут запрещенный митинг». Мы объяснили, что не возражаем против их митинга, хотим пройти мимо, но нас не пропускали. Мы попросили их представиться, это сделал только один сотрудник – старший сержант Власов, который тут же сказал нам, что если мы не пройдем в автобус, он «свернет нам ласты и запихнет туда силой».

увеличить фото ...
фото – http://www.kommersant.ru

В общем, ласты свернули, в автобус запихнули. Впоследствии мы узнали, что поступивший по рации громкий приказ «Тащите их в автобус!» отдал некий командир батальона Шевчук (никаких превентивных задержаний!).

Причину задержания мы так и не узнали, но вскоре помощники Виктора Бирюкова –Алексей Кузнецов и Николай Зубков – сообщили нам по телефону, что «все под контролем»: нас отвезут в ОВД «Пресненское», где проведут «профилактическую беседу о недопустимости проведения несанкционированных мероприятий» и отпустят на все четыре стороны. На вопрос о правомерности подобных действий и отказе от подобных «бесед» помощники сказали: «Уточним и перезвоним». Уточняли долго и неоднократно, признавшись в итоге, что «сделали все, что могли, помочь больше ничем не в состоянии».

Тем временем нас доставили к стенам ОВД «Пресненское» (после почти часовой «экскурсии» по Москве), где пообещали «кости переломать», продержали час в автобусе и полчаса на улице, а потом стали затаскивать в отделение по одному. Мы взялись за руки и держались друг за друга, не давая расцепить нас. В отделение прошли все вместе.

Там на нас нападал человек в штатском, которому нас тоже не удалось расцепить; с нас требовали документы, которых не было; заводили в комнату для бесед, где на стенах висели стикеры экстремистской РНЕ (мы их заклеили другими – красивыми). Обещанная «профилактическая беседа» обернулась угрозами обвинения по ст. 19.3 (невыполнение законных требований сотрудников милиции, по этой статье грозит до 15 суток ареста) и содержанием в ОВД до завтрашнего суда.

Мы написали заявления о незаконном задержании и отдали их дежурному. К тому времени мы были задержаны уже более трех часов.

На исходе четвертого часа в отделение прибыли те самые помощники Бирюкова и полковник юстиции Мамонтов – дежурный прокурор по району. Как выяснилось, это – результат настойчивости Людмилы Алексеевой и Льва Пономарева, которые так же, как и мы, хорошо помнили обещания Бирюкова на круглом столе и поставили на уши и его, и прокурора города, и СМИ.

Полковник юстиции Мамонтов принес нам официальные извинения за незаконные действия сотрудников ОМОНа, сказал, что мы можем быть свободны и обещал, что ответы на наши заявления поступят через 10 дней.

В финале этой истории к нам подошли сотрудники ГУВД и уточнили – в силе ли договоренность об отмене оставшихся двух пикетов. Мы подтвердили, что решение не изменили, но, похоже, нам не поверили.

На Пушкинской площади сегодня, 9 февраля, когда должен был состояться наш третий пикет из четырех, наблюдатели Legal Team зафиксировали 40 автобусов и автозаков, а также полк солдат внутренних войск, которые ждали нас. Но мы не пришли.

Юлия Башинова – juu_lka
Вениамин Дмитрошкин – benjik

P.S. “Мы устали от того, что когда по городу идут 20 человек с цветами, у нас объявляется чуть ли не чрезвычайное положение. Поэтому мы обязательно выйдем на шествие 15 февраля, и пусть только попробуют забрать нас. Тогда мы выйдем 22-го и так далее. Будем ходить до тех пор, пока столичные власти не начнут соблюдать законодательство” – Людмила М. Алексеева (МХГ).

в категории: Событийный ряд



5 комментария/ев »

  1. Май says:

    Выражать свое мнение всегда каралось властью. Это уже аксиома.

  2. amaut says:

    Молодцы ребята. В головы козлов и их паханов, живущих до сих пор по советско-бандитским понятиям, нужно вдалбливать, что в этой стране есть закон. В вашем поведении в данной ситуации видны слаженность, знание рычагов влияния и методов противодействия беспределу. Чувствуется, что вам через многое пришлось пройти, чтобы приобрести навыки самообороны и борьбы, принуждая врага вести бой на вашей территории, в правовом поле. Вот бы всем так хорошо знать свои права. Верю в вашу победу. Спасибо за то, что вы делаете.

  3. SereSKA says:

    Так держать!с вами всей душой!
    Раз у нас правовое государство то пусть соблюдают права граждан!

  4. Я согласен с SereSKA: у нас правовое государство и пусть соблюдают права граждан!!

  5. Максим says:

    Честно, никогда не сталкивался с беспределом от силовиков, скорее даже наоборот, но то, что вы пишите – просто шокирует.
    А как же конституционные права, вообще права граждан? Их что, уже отменили?

Ответить

Последние комментарии:

гайкин виктор: После публикации серии статей о силовиках как системообразующем элементе в России меня спрашивают, а...

гайкин виктор: «Вверх по ведущей вниз лестнице» В России традиционно менты считаются погаными, гебня – кровавой, а...

гайкин виктор: Арсеньевские вести 2008 №24 Коричневые марионетки и кукловоды в законе Гайкин Виктор Алексеевич...

Александр: “Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать...

gaikinvictor: «Народное вече» № 5, 2011 Российский экспресс и колымский тупик. «Россию нельзя завоевать, её можно...


Последние публикации:
16/12

«15-58». Химкинская история. Фотографии. Документы

16/12

Три ответа про 11 декабря: Ирина Костерина

Ирина Костерина - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Ольга Мирясова

Ольга Мирясова - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Александр Верховский

Александр Верховский - Событийный ряд
14/12

Как говорить про итоги 11 декабря 2010

Виктор Воронков - Аналитика
14/12

Три ответа про 11 декабря 2010: Андрей Кутузов

Андрей Кутузов - Событийный ряд
19/5

Молодежная гендерная школа

22/1

Самая удачная общественная акция

Александр Бикбов - Событийный ряд
21/1

Музей политической истории, о которой молчат



copylefter no_author _niece Александр Бикбов Александр Верховский Александр Григорьев Александр Мнацаканян Александра Назарова Алена Объездчикова Алёна Рогова Анастасия Денисова Анастасия Никитина Анатолий Ульянов Андрей Кутузов Андрей Юров Артем Марченков Борис Кагарлицкий Валерий Листьев Валерий Созаев Вениамин Дмитрошкин Вера Бредова Виктор Воронков Влад Тупикин Владимир Гущин Владимир Малахов Владимир Сливяк Всеволод Бедерсон Галина Кожевникова Глеб Ципурский Даниил Горецкий Дарья Кутузова Дмитрий Громов Дмитрий Десятерик Дмитрий Колбасин Дмитрий Макаров Дмитрий Полетаев Дэвид Денборо Евгений Орегон Елена Большакова Елена Дудукина Елена Омельченко Елена Тонкачева Игорь Аверкиев Игорь Сажин Ирина Аксенова Ирина Костерина Карин Клеман Киев Линор Горалик Михаил Габович Михаил Немцев Николай Баев Николай Олейников Олесь Кириленко Ольга Мирясова Пьер Бурдье Руслан Поршнев Сергей Давидис Сидiр Софья Чуйкина Стас Маркелов Украина Химки Юлия Башинова активизм активистские группы акции альтерглобализм антифашизм арт-активизм вегетарианство гендер гражданская политика гражданские права гражданские сети гражданский активизм гражданский контроль гражданское образование гуманитарный активизм демонстрация доступ к информации зоозащита интеллектуальный активизм исследования и анализ история активизма кампании контркультура космополитизм микрополитика мир без границ молодежные движения национализм ненасилие неформалы неформалы и власть образовательные реформы память права молодежи права человека правозащитное движение произвол милиции против ксенофобии против ксенофобии и дискриминации против тоталитаризма против цензуры профсоюзы публичная политика равноправие и неравенство реформы образования и науки свобода слова свобода собраний свобода творчества солидарность социальная защита социальная критика социальное проектирование социальные движения социальные движения и профессиональные сообщества социальные технологии социальный активизм цифровые права человека экология этика активизма