Движение

сайт про общественные движения

  1. Более возможно, и даже почти неизбежно, что публика сама себя просветит, если только предоставить ей свободу.
    Имманиул Кант

Медиа-сюжет



16/2 2009

Глеб Ципурский

историк-аспирант, The University of North Carolina at Chapel Hil

«Совковые» методы? Исторический опыт и новый курс государственной молодежной политики


метки:


С лета 2008 года идет дискуссия о проекте Госдумы под названием «Концепция государственной политики по духовно-нравственному воспитанию детей»; этот проект направлен на искоренение «системного духовно-нравственного кризиса» несовершеннолетних. Многие, включая экспертов в сфере социологии, культурологии, и социальной антропологии, членов общественных организаций, представителей СМИ и просто молодых людей, остро отреагировали на этот проект. Они категорично осуждали и продолжают осуждать репрессивные аспекты предложенной государственной политики, такие как идентификация некоторых неформальных групп молодежи (эмо и готов) как чего-то негативного и нежелательного и запрет на их стиль одежды и символические атрибуты в образовательных учреждениях. Это, по мнению многих, похоже на «совковые» методы, да и не приведут они ни к какой пользе, а только спровоцируют ненужные конфронтации и общественные конфликты.

В связи с этим проектом и дискуссией вокруг него, а также чтобы более глубоко понять отношения между молодежью, государством и обществом в целом, я в этой заметке хотел бы рассмотреть более ранние исторические примеры подобных конфронтаций, относящиеся к послевоенным годам.

США первые среди индустриальных стран испытали «молодежную проблему»: молодые «зут сютерс (zoot suiters)» в пиджаках с широкими плечами испытывали терпение консервативно настроенных элементов общества уже в военные годы. После войны большое количество молодежи, слушавшей джаз и позже рок, танцевавшей буги-вуги и твист, пьющей коктейли и ходящей в джинсах (битники и потом хиппи) вызывало непонимание, волнение, страх и отвращение многих взрослых. Скоро похожие неформальные группы появились и в Европе – в Англии, например, были тедди-бои (Teddy Boys), моды и рокеры (Mods and Rockers), в Западной Германии — халбстаркены (Halbstarken) и т.д.

«Эксперты» (часто это были идеологически настроенные политические деятели вроде Эдгара Гувера) называли таких молодых людей «девиантными». СМИ, базируясь на мнениях таких «экспертов», прочно прикрепили этот незаслуженный ярлык к неформально настроенным молодым людям; газеты и телевиденье разожгли страсти населения, сформировав шаблон неформалов и очень сильно преувеличивая угрозу криминального поведения и морального разложения (такой феномен в социологии называется «моральными паниками»). Под напором распространенных в обществе настроений правительства этих стран приняли ряд мер против неформалов.

Например, в Западной Германии парламент принял два закона, которые подвергали цензуре фильмы и музыку и разрешали полиции задерживать молодых людей на улице и отводить их обратно к родителям. В США сенат также принял меры для усиления цензуры над фильмами и музыкой, а на местном уровне полиция следила за исполнением нововведенных строгих, пуританских законов поведения и стиля. В Англии меры против модов и рокеров включали показные суды; полиции было разрешено использовать прежде недозволенные силовые приемы.

В Советском Союзе послевоенных и оттепельных лет также можно проследить подобный феномен: неформально настроенные молодые люди осуждались, их расценивали как «нарушителей общественного порядка». Под это определение подходили так называемые хулиганы, стиляги, тунеядцы и т.д. С середины пятидесятых власти усилили преследование этих молодых людей.

Милиция усердно следовала новой линии правительства; закон 1956 года о «мелком хулиганстве» применялся к проступкам, за которые ранее не преследовали — например, к сквернословию. Газеты часто бичевали такую молодежь на своих страницах, отвечая требованиям партийных и комсомольских руководителей активно действовать против молодежного нонконформизма. Инновацией того времени были комсомольские патрули и оперотряды, а позже и народные дружины. И хотя некоторые аспекты реакции советского общества на молодых «девиантов» (например, комсомольские патрули) были несвойственны другим европейским странам, — всё равно при сравнении процессов на Западе и в СССР прослеживается много параллелей. Особенно это можно уловить в создании утрированного имиджа неформалов как фигур «чужих» (или преступников, или «низкопоклонников» перед тлетворным Западом) и носящих реальную, несомненную угрозу обществу, что и оправдывало использование репрессии против них.

Именно такой смысл лежит и в предложенном проекте Госдумы наших дней, и можно предположить, что он опирается как раз на этот советский опыт в формировании нового направления государственной политики. Справедливо заметить, что сходство этих аспектов советской борьбы против нонконформистской молодежи и методов Америки и Западной Европы показывает, что называть новый проект «совковым» не совсем правильно – это отражает исторические реалии, так как многие страны использовали подобную тактику.

Игорь Гаврилов. Конкурс парикмахеров в Москве. 1975

Игорь Гаврилов. Конкурс парикмахеров в Москве. 1975

Между тем, если государства подавляющего большинства индустриальных капиталистических стран ограничивались, как правило, силовыми воздействиями на нонконформистскую молодежь, в СССР были и другие, не менее важные подходы к борьбе против «девиантности», а именно – организация досуга. Власти начали активно акцентировать внимание на этой тактике с середины 1950-х годов: как выразился в 1957 году А.Н. Шелепин, глава ВЛКСМ, комсомольским организациям «надо понять, что только административными мерами ликвидировать все эти явления невозможно.

Для этого требуется прежде всего улучшить всю нашу воспитательную, культурно-массовую работу, по-настоящему, с комсомольской энергией взяться за организацию досуга молодежи». Одним из самых ярких проявлений этой политики была поддержка инновации оттепельных времен, молодежные самодеятельные, инициативные клубы и коллективы. Эти клубы, например, московский «Факел» и одесский «Клуб интересных встреч», были основаны под руководством комсомольских организаций и молодежных газет. Молодые люди участвовали в них на общественных началах: они ремонтировали или строили клубные здания и организовывали всё нужное для вечеров, балов, дебатов, встреч со знатными людьми, концертов, чтений поэзии и т.д. Конечно, они служили местом, где молодежь социализировалась в рамках идеологической и социополитической советской системы, но они также разрешали и даже поддерживали проявление молодежной инициативы и позволяли молодежи самореализоваться намного шире, чем было дозволенно раньше. Некоторые коллективы, например, «Архимед» на физическом факультете Московского государственного университета (который силой молодежи ставил огромные праздники и даже оперу, написанную студентами факультета), породили неразрывные узы дружбы; этот коллектив существует и сейчас, проводит разные мероприятия, вроде концертов и вечеров. В начале 1960-х советские власти пошли даже дальше и разрешили создание молодежных кафе-клубов: в Москве это были кафе «Молодежное» и «Аэлита», в Ленинграде – кафе на Невском (позже известное как «Сайгон») и Малой Садовой и т.д. С самого начала в них часто играли джазовые оркестры и власти закрывали глаза на оттенки американского стиля как в игре этих джазменов, так и в одежде присутствующих в клубе; помимо прочего, эти места служили местом для встречи и выступления поэтов, чьи труды нередко выходили за рамки позволенных в прессе. Это позволяло участникам альтернативных стилей жизни и поведения, непохожего на официально пропагандируемый в прессе, существовать в официально разрешенных контекстах; таким образом был сделан значительный шаг к компромиссу государства с неформально настроенными молодыми людьми оттепельных времен.

Можно только сожалеть, что современный проект новой государственной политики опирается на более репрессивные аспекты советского опыта, и не пошел навстречу неформалам.

Персональный блог Глеба Ципурского – umom-ne-poniat.

Тема “моральных паник” по поводу молодежных субкультур, проблема инаковости и социальных конфликтов, связанных с отстаиванием субкультурной идентичности обсуждались обсуждалась на блог-портале www.dvizh.org в публикациях:

Освещение в СМИ дела “людоедов” как пример опасных инсинуаций” (Владимир gushin-vladimir Гущин)

Про эмо, готов и нравственность…” (Елена Омельченко);

Готика против тупого консьюмеризма и авторитарного государства” (Алена gorod-masterov Объездчикова);

Субкультура и неформальные молодежные сообщества готов (ответы на вопросы Прокуратуры РФ)” (Гущин В.А., Черепенчук И.С., Лустберг А.Э.) ;

«Можно ли на такую тонкую категорию, как нравственность, повлиять инструментами законодательства?» ( Дмитрий gromovdv Громов);

Российское общество становится всё более “нормальным“ (Михаил mnemtsev Немцев);

Неформалы и власть: пять вопросов на злобу дня” (Елены bat-is-mad Большакова).

Если готовить развить эти темы, вступить в полемику с кем-либо из высказавшихся – присылайте свой текст или развернутый комментарий вложенным файлом на dvizh.org@gmail.com.

в категории: Медиа-сюжет



нет комментариев »

Ответить

Последние комментарии:

гайкин виктор: После публикации серии статей о силовиках как системообразующем элементе в России меня спрашивают, а...

гайкин виктор: «Вверх по ведущей вниз лестнице» В России традиционно менты считаются погаными, гебня – кровавой, а...

гайкин виктор: Арсеньевские вести 2008 №24 Коричневые марионетки и кукловоды в законе Гайкин Виктор Алексеевич...

Александр: “Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать...

gaikinvictor: «Народное вече» № 5, 2011 Российский экспресс и колымский тупик. «Россию нельзя завоевать, её можно...


Последние публикации:
16/12

«15-58». Химкинская история. Фотографии. Документы

16/12

Три ответа про 11 декабря: Ирина Костерина

Ирина Костерина - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Ольга Мирясова

Ольга Мирясова - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Александр Верховский

Александр Верховский - Событийный ряд
14/12

Как говорить про итоги 11 декабря 2010

Виктор Воронков - Аналитика
14/12

Три ответа про 11 декабря 2010: Андрей Кутузов

Андрей Кутузов - Событийный ряд
19/5

Молодежная гендерная школа

22/1

Самая удачная общественная акция

Александр Бикбов - Событийный ряд
21/1

Музей политической истории, о которой молчат



copylefter no_author _niece Александр Бикбов Александр Верховский Александр Григорьев Александр Мнацаканян Александра Назарова Алена Объездчикова Алёна Рогова Анастасия Денисова Анастасия Никитина Анатолий Ульянов Андрей Кутузов Андрей Юров Артем Марченков Борис Кагарлицкий Валерий Листьев Валерий Созаев Вениамин Дмитрошкин Вера Бредова Виктор Воронков Влад Тупикин Владимир Гущин Владимир Малахов Владимир Сливяк Всеволод Бедерсон Галина Кожевникова Глеб Ципурский Даниил Горецкий Дарья Кутузова Дмитрий Громов Дмитрий Десятерик Дмитрий Колбасин Дмитрий Макаров Дмитрий Полетаев Дэвид Денборо Евгений Орегон Елена Большакова Елена Дудукина Елена Омельченко Елена Тонкачева Игорь Аверкиев Игорь Сажин Ирина Аксенова Ирина Костерина Карин Клеман Киев Линор Горалик Михаил Габович Михаил Немцев Николай Баев Николай Олейников Олесь Кириленко Ольга Мирясова Пьер Бурдье Руслан Поршнев Сергей Давидис Сидiр Софья Чуйкина Стас Маркелов Украина Химки Юлия Башинова активизм активистские группы акции альтерглобализм антифашизм арт-активизм вегетарианство гендер гражданская политика гражданские права гражданские сети гражданский активизм гражданский контроль гражданское образование гуманитарный активизм демонстрация доступ к информации зоозащита интеллектуальный активизм исследования и анализ история активизма кампании контркультура космополитизм микрополитика мир без границ молодежные движения национализм ненасилие неформалы неформалы и власть образовательные реформы память права молодежи права человека правозащитное движение произвол милиции против ксенофобии против ксенофобии и дискриминации против тоталитаризма против цензуры профсоюзы публичная политика равноправие и неравенство реформы образования и науки свобода слова свобода собраний свобода творчества солидарность социальная защита социальная критика социальное проектирование социальные движения социальные движения и профессиональные сообщества социальные технологии социальный активизм цифровые права человека экология этика активизма