Движение

сайт про общественные движения

  1. Свобода - это всегда свобода для инакомыслящих.
    Роза Люксембург

Аналитика



17/2 2009

Софья Чуйкина

кандидат социологических наук, ассоциированный научный сотрудник Центра независимых социологических исследований, Санкт-Петербург, преподаватель русской истории и культуры в университете имени Б.Паскаля, Клермон-Ферран

Протест против реформы образования во Франции


метки:


Специально для dvizh.org.

Dvizh.org продолжает следить за развитием творческой протестной активности преподавателей и студентов Франции, которые выступают против образовательных реформ, грозящих разрушением общественного и познавательного фундамента самого образования. С момента общей демонстрации в ноябре 2008 года, описанной Александром Бикбовым, увидели свет новые обстоятельства. Повторяя лозунги о самоокупаемом знании и нуждах рынка, правительство продолжило наступление на образовательные и научные институты, настаивая на сокращении расходов, а также попытавшись законодательно изменить профессиональный статус преподавателей-исследователей. Это еще больше сплотило университетское и исследовательское сообщество в критическом восприятии правительственных реформ; мобилизация стала более массовой и согласованной. В январе 2009 года Национальный координационный совет университетов принял историческое решение: со 2 февраля все университеты Франции начали бессрочную забастовку, вплоть до отзыва правительством закона о статусе преподавателей-исследователей. Французские преподаватели и студенты еще раз доказали, что солидарность – это не “просто чувство”, это коллективно и публично совершаемое действие.

Во Франции продолжается забастовка научных и образовательных учреждений против реформы начального, среднего и высшего образования и реорганизации Академии наук. Многие университеты приостановили свою деятельность, каждый день проводятся акции (на улицах, в кампусах, и в интернете), привлекающие внимание к действиям правительства.

Реформа проводится в несколько этапов, и касается многих аспектов – статуса преподавателей, оценки их квалификации, полномочий президентов университетов, финансирования, возможностей контроля со стороны профессионалов за состоянием дел в их области, оценки эффективности научной деятельности, контроля со стороны государства за научным сообществом, и в целом, обязательств государства по отношению к сфере образования. Уже несколько месяцев идут дебаты по поводу этой реформы. Однако реального диалога между правительством и сообществом профессионалов не получается. Правительство отказывается устроить всестороннее обсуждение с привлечением всех заинтересованных сторон. Такое отношение к реформам, их скороспелая подготовка и принятие законов без согласования типичны для нынешнего французского руководства. Президент и правительство стремятся, во что бы то ни стало, провести либеральные реформы быстро и максимально уменьшить расходы государства, руководствуясь примером Великобритании и США.

Преподаватели и ученые согласны, что некоторая либерализация сферы науки и образования во Франции необходима, и что реформы тоже нужны. Возмущение вызывает не сама идея каких-либо преобразований, а отказ правительства подойти к вопросу серьезно и вдумчиво, услышать мнение тех, кого реформа непосредственно коснется. За время президентства Николя Саркози были прецеденты, правда, немногочисленные, когда некоторые проекты реформ были подвергнуты всестороннему обсуждению. Например, осенью 2007 года в Париже прошел крупный съезд, посвященный экологическим вопросам, на котором присутствовали представители научных учреждений, экологических организаций, правозащитники, фермеры, производители генетически модифицированных продуктов. В результате этих переговоров стороны пришли к взвешенному мнению, и даже левый фронт был более-менее доволен результатами. Иначе говоря, обсуждение и компромиссное решение возможны.

Итак, два министерства, которых касается нынешняя реформа – министерство начального и среднего образования и министерство высшего образования и науки разработали ряд законопроектов, и объявили, что некоторые из них вступят в силу уже очень скоро, буквально осенью.

Строго говоря, реформа уже началась. Потому что еще в августе 2007 года, когда все были в отпусках, был принят закон «об ответственности университетов». Одно из требований забастовщиков – пересмотр этого закона.

22-го января 2009 года Николя Саркози выступил с речью, где заявил, что во французской науке все плохо. Её пора спасать. Французские ученые производят на тридцать процентов публикаций, чем в Англии и США, по различным международным критериям успешности университетов, Франция уступает, и что правительство будет финансово поддерживать лишь те структуры, которые смогут доказать свою рентабельность. Многие его утверждения, по мнению экспертов оппозиции, не соответствуют действительности. Во время обсуждения реформ Саркози не раз позволял себе презрительные высказывания в адрес «не рентабельных» областей знания, например, самое известный его перл: «Вы имеете право изучать античную литературу, но налогоплательщик не обязан Вам за это платить». Все его реформы главным образом направлены на уменьшение расходов, и в перспективе, стимулирование платных услуг.

Огромное недовольство вызвала идея изменения образовательного процесса для преподавателей школ, так называемая «мастеризация» учительской профессии. Предполагается постепенное закрытие специальных институтов подготовки и повышения квалификации учителей, сокращение оплачиваемых стажировок для будущих учителей и введение скороспелых магистерских программ в университетах, которые раньше этими вопросами вообще не занимались.

Для русского человека гораздо понятнее и ближе то, что происходит в области высшего образования и науки, которые предполагается сделать более «эффективными» и «рентабельными».

Предлагаемый проект реформы высшего образования интересен тем, что читая его, нельзя воспринимать его буквально. Самое часто склоняемое слово здесь – «автономия». О чем же идет речь?

В целом, этот проект вписывается в стратегию децентрализации, то есть, передачи больших полномочий регионам и городам, и уменьшение полномочий государства. В некоторых сферах децентрализация имеет позитивный эффект. Но не в области образования. Под «автономией университетов» подразумевается, что отныне президент университета и совет при президенте будут наделены большой властью, в том числе, экономическими полномочиями, и смогут сами решать, кого принимать на работу, сколько платить, какие премии выделять, как зарабатывать внебюджетные средства. Раньше финансовый статус всех сотрудников сферы образования и науки был закреплен законом, все получали равную зарплату от министерства, при этом было много возможностей подзаработать (дополнительные часы, публикации, экспертиза и прочее). То есть, была относительная независимость от начальников и их симпатий. В случае вступления в силу идеи об “автономии университетов”, по сути, произойдет обратное, то есть, потеря автономии, причем как университетами в целом, так и каждым отдельным сотрудником. Во Франции возможности поиска внебюджетных средств весьма ограничены, следовательно, способность экономически поддержать свою институцию будет напрямую зависеть от способности руководства университета договориться с начальством. Соответственно, государство получит дополнительный инструмент контроля за содержанием научной деятельности. Особенно накат идет на социологов и политологов, которые критикуют власть. «Автономия» приведет также к неравноправию университетов. Регионы Франции отнюдь не равны между собой по количеству ресурсов. Поэтому при уменьшении поддержки государства, некоторые университеты просто вынуждены будут постепенно превратиться низкоразрядные бизнес школы, где будут сокращены нерентабельные дисциплины, и заменены менеджментом, пиаром, правом и информатикой.

Закон также предполагает изменение статуса университетских преподавателей. Они называются во Франции “преподаватели-ученые”, а оценивают их деятельность по количеству публикаций. При прежней системе существовала периодическая переаттестация, и активно публиковавшийся ученый постепенно рос в своем ранге, его зарплата увеличивалась. Но преподавательская нагрузка была фиксированной, единой для всех. Новая идея заключается в том, чтобы разделить преподавательский корпус на “публикующихся” и “не публикующихся”. Последним хотят увеличить нагрузку вдвое, а у первых ее уменьшить. Тем самым, не публикующиеся уже никогда ничего не опубликуют, и будут со временем превращаться в отставших от жизни попугаев. Бессмысленность этого решения очевидна по многим причинам. Во-первых, вклад в преподавание вообще предполагается никак не оценивать. На самом же деле, в департаментах не так много «бессмысленных» людей. Тот, кто мало публикуется, возможно, занят административной работой, работает со студентами, организует жизнь департамента. Но сейчас такой человек имеет возможность в своем темпе продолжать научную работу. Предполагаемое разделение статусов будет стимулировать преподавателей как можно меньше времени проводить со студентами, заниматься преимущественно своей научной карьерой, подогреваясь эгоистическими стремлениями и чувством конкуренции. И это при том, что реформа в то же время проводится под флагом того, что необходимо больше внимания оказывать студентам, и помогать тем из них, кто не умеет учиться.

Итак, студенты… Одна из проблем французских университетов, это слишком высокие требования, по сравнению с низким уровнем среднего студента. Иначе говоря, после первого курса на некоторых факультетах отсеивается едва ли не половина учащихся. После окончания учебы далеко не все находят работу. Это, действительно, большая проблема. Государство хочет, чтобы университеты реагировали на запросы рынка труда. Поэтому вводится такое новшество как оценка деятельности департаментов и университетов в целом. Оценка деятельности будет осуществляться по количественным критериям: по количеству выпускников, получивших дипломы, по количеству успешно устроившихся на работу и по количеству престижных публикаций преподавателей в журналах (согласно установленной шкале престижа). Низко оцененные университеты будут получать меньше дотаций. В результате есть опасность, что университеты, показывающие не очень хорошие результаты, будут в перспективе и дальше ухудшаться.

Ну, и наконец, пара слов о французской академии наук. Она должна прекратить свое существование. Вместо нее будет создано государственное агентство, которое будет распределять средства на актуальные проекты – нанотехнологии, и прочие. Раньше финансировались лаборатории, которые исходя из своих научных направлений, определяли, над какими темами они будут работать. Эта система будет заменена на «проектное финансирование». Будут предпочитаться рентабельные исследования, а не фундаментальные. Ученые протестуют против этой идеи, говоря, что без фундаментальных исследований невозможны инновации завтрашнего дня.

Итак, наука должна быть рентабельной, как и образование. Давно уже ведутся дискуссии о том, должно ли образование быть «общим» или узкоспециализированным? Николя Саркози дал на этот вопрос вполне однозначный снобистско-элитистский ответ, что «уборщице не нужно знать историю». Иначе говоря, те, у кого нет способностей к образованию широкого профиля, пусть получают полезную специальность. Можно в принципе согласиться с этой идеей, однако проблема в том, что при нынешней гибкости рынка труда, невозможно предсказать, какие специальности будут востребованы завтра. Так, например, вчера все специалисты в информатике имели работу, сегодня многие узкие специалисты в этой области уже не востребованы. Известно, что широкое образование дает больший потенциал для приспособления к современному рынку труда. Поэтому складывается ощущение, что французское правительство гонится за быстрым результатом, но не заботится о долгосрочной перспективе.
В общем и в целом, все эти реформы не являются уникальными лишь для Франции, они идут по всей Европе, и по всей видимости представляют собой логичное следствие Болонского процесса. Здесь проявляет себя как экономическая цель, т.е. желание сэкономить бюджетные средства, так и политическая цель – желание взять под контроль интеллектуальную продукцию. Ну, и наконец, происходит фундаментальное изменение человеческих ценностей. То есть, изменение представлений о том, зачем нужно образование, и каким оно должно быть.

Процесс демократизации, начавшийся с пятидесятых-шестидесятых годов, когда открыли «кирпичные университеты», шел под лозунгом, что образование нужно для развития способности мыслить у максимального количества людей, в том числе и небогатых, для того, чтобы человек мог обрести внутреннюю свободу, дать независимую оценку тому, что происходит. Образование считалось лекарством от мракобесия. Идея нашего времени заключается в том, что у образования нет ценности “вообще”, есть только конкретная ценность, оно нужно для того, чтобы человек нашел работу и платил налоги. Следовательно, университеты должны показать свою рентабельность, произвести максимальное количество послушных налогоплательщиков.

10 февраля 2009 года во многих городах Франции состоялись манифестации против скороспелых реформ. Преподаватели, ученые, студенты и поддерживающие их профсоюзы и просто граждане выступают за серьезный диалог между министерствами, ассоциациями профессионалов, профсоюзами, экспертами, студентами, который мог бы привести к более адекватным политическим решениям.

Ниже – фотографии с манифестации 10 февраля в Париже.

IMG_0553

IMG_0538

IMG_0552

в категории: Аналитика



нет комментариев »

Ответить

Последние комментарии:

гайкин виктор: После публикации серии статей о силовиках как системообразующем элементе в России меня спрашивают, а...

гайкин виктор: «Вверх по ведущей вниз лестнице» В России традиционно менты считаются погаными, гебня – кровавой, а...

гайкин виктор: Арсеньевские вести 2008 №24 Коричневые марионетки и кукловоды в законе Гайкин Виктор Алексеевич...

Александр: “Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать...

gaikinvictor: «Народное вече» № 5, 2011 Российский экспресс и колымский тупик. «Россию нельзя завоевать, её можно...


Последние публикации:
16/12

«15-58». Химкинская история. Фотографии. Документы

16/12

Три ответа про 11 декабря: Ирина Костерина

Ирина Костерина - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Ольга Мирясова

Ольга Мирясова - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Александр Верховский

Александр Верховский - Событийный ряд
14/12

Как говорить про итоги 11 декабря 2010

Виктор Воронков - Аналитика
14/12

Три ответа про 11 декабря 2010: Андрей Кутузов

Андрей Кутузов - Событийный ряд
19/5

Молодежная гендерная школа

22/1

Самая удачная общественная акция

Александр Бикбов - Событийный ряд
21/1

Музей политической истории, о которой молчат



copylefter no_author _niece Александр Бикбов Александр Верховский Александр Григорьев Александр Мнацаканян Александра Назарова Алена Объездчикова Алёна Рогова Анастасия Денисова Анастасия Никитина Анатолий Ульянов Андрей Кутузов Андрей Юров Артем Марченков Борис Кагарлицкий Валерий Листьев Валерий Созаев Вениамин Дмитрошкин Вера Бредова Виктор Воронков Влад Тупикин Владимир Гущин Владимир Малахов Владимир Сливяк Всеволод Бедерсон Галина Кожевникова Глеб Ципурский Даниил Горецкий Дарья Кутузова Дмитрий Громов Дмитрий Десятерик Дмитрий Колбасин Дмитрий Макаров Дмитрий Полетаев Дэвид Денборо Евгений Орегон Елена Большакова Елена Дудукина Елена Омельченко Елена Тонкачева Игорь Аверкиев Игорь Сажин Ирина Аксенова Ирина Костерина Карин Клеман Киев Линор Горалик Михаил Габович Михаил Немцев Николай Баев Николай Олейников Олесь Кириленко Ольга Мирясова Пьер Бурдье Руслан Поршнев Сергей Давидис Сидiр Софья Чуйкина Стас Маркелов Украина Химки Юлия Башинова активизм активистские группы акции альтерглобализм антифашизм арт-активизм вегетарианство гендер гражданская политика гражданские права гражданские сети гражданский активизм гражданский контроль гражданское образование гуманитарный активизм демонстрация доступ к информации зоозащита интеллектуальный активизм исследования и анализ история активизма кампании контркультура космополитизм микрополитика мир без границ молодежные движения национализм ненасилие неформалы неформалы и власть образовательные реформы память права молодежи права человека правозащитное движение произвол милиции против ксенофобии против ксенофобии и дискриминации против тоталитаризма против цензуры профсоюзы публичная политика равноправие и неравенство реформы образования и науки свобода слова свобода собраний свобода творчества солидарность социальная защита социальная критика социальное проектирование социальные движения социальные движения и профессиональные сообщества социальные технологии социальный активизм цифровые права человека экология этика активизма