Движение

сайт про общественные движения

  1. Воображение важнее, чем знания.
    Альберт Эйнштейн

Аналитика



24/2 2009

Елена Тонкачева

юрист, председатель правления Инновационного фонда правовых технологий

Правозащита в Беларуси. Материал для обсуждения.


метки:


1. Как сохранить и усилить правозащитную деятельность в Беларуси?
2. Как добиться профессионализации и специализации в правозащитной деятельности?
3. Как привлечь в правозащитную деятельность экспертов и специалистов? Чем правозащитная деятельность может быть привлекательна профессиональным сообществам, в том числе профессиональному юридическому сообществу?
4. Как организовать пи-ар продвижения прав человека?
5. Как добиться публичного диалога между правозащитниками и органами государственной власти?
6. Как добиться взаимодействия между традиционными правозащитными организациями и иными общественными группами?
7. Как добиться общественной оценки и самооценки в среде правозащитных организаций?
8. Как придать публичность правозащитной деятельности внутри Беларуси?
9. Как донести ценности прав человека и свободы личности до детей и молодежи?

Публичное обсуждение правозащиты (ее характера, структуры, соразмерности вызовам и т.д.) в Беларуси имеет крайне скудное состояние. По крайней мере, таково мнение автора настоящего материала. Мнение это сформировано на анализе масс-медийных (печатных и электронных) источников. Похоже, сейчас наиболее подходящий момент для публичных высказываний о состоянии и будущем правозащиты в Беларуси.

Часть разделов этого материала следует считать попыткой помочь разобраться с содержанием понятий, после чего переходить к оценки состояния правозащиты в Беларуси. Представляется полезным это сделать даже в том случае, если большинство людей, которые примутся читать этот текст, считают, что они не нуждаются в согласованности языка по данной теме. Именно эти разделы предлагаемого материала появились благодаря суждениям политолога Андрея Егорова «Политика прав человека». Я осознанно не стану останавливаться на тех аспектах, которые касаются различий в пониманиях policy и politics, вернее о месте прав человека в этих двух историях (надеюсь, по этой части найдутся желающие полемизировать с Андреем Егоровым).

Правозащитная деятельность и правозащитники: восстановление понятийного аппарата и контекста

Существует множество попыток дать определение понятию «правозащитник». Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы содержит упоминание об «отдельных лицах, группах и ассоциациях по содействию эффективному устранению всех нарушений прав человека и основных свобод народов и отдельных лиц» (п.4 Преамбулы).

Влиятельная неправительственная организация «Международная амнистия», отвечая на вопрос «Кто такие правозащитники?», руководствуется следующим определением: «Правозащитниками называют людей, которые в одиночку или совместно с другими пропагандируют или отстаивают права человека мирными средствами. Правозащитник отличается тем, что защищает права окружающих и неважно, кем он является по профессии. Правозащитники отстаивают всеобщность и неделимость всех прав человека. Они не отдают предпочтение какой-то одной группе прав в ущерб другим».

Опираясь на эту широкую классификацию, правозащитниками может быть признано любое лицо или группа лиц, действующих совместно (объединившихся в ассоциацию), которые, поставив в качестве цели своей деятельности защиту прав и свобод человека, системно и целенаправленно выполняют ряд функций.

Правозащитники в наиболее узнаваемом смысле этого слова – это люди, чья ежедневная работа конкретно связана с поощрением и защитой прав человека, как, например, у сотрудников правозащитных неправительственных организаций, уполномоченных по правам человека (специальный государственный пост), практикующих адвокатов (юристов), занимающихся профессиональной деятельностью, но мыслящих и обустраивающих ее в интересах защиты прав человека. Основное, что характеризует человека или группу лиц, которых общество определяет как правозащитников, состоит не в принадлежности к определенной профессии, не в названии организации, в которой он осуществляет общественную или иную деятельность, а, собственно, в правозащитном характере выполняемой работы.

Определить и понять суть правозащитной деятельности можно путем ее описания.

Можно выделить основные компоненты современной правозащитной деятельности, учитывая, что каждый правозащитник (правозащитная организация) будут самостоятельно определять методы и формы своей деятельности, которая, по их мнению, будет в наибольшей степени отвечать условиям и потребностям в конкретных регионах, а также конкретным сферам приложения усилий, соответствовать характеру и типу нарушений, etc., соответственно, будут иметь место существенные различия:

* сбор и распространение информации о нарушениях;
* поддержка жертв нарушений;
* обеспечение ответственности за соблюдение правовых стандартов в области прав человека и пресечение безнаказанности;
* содействие эффективному управлению и государственной политике;
* содействие соблюдению договоров в области прав человека;
* образование и профессиональная подготовка в области прав человека.

Действия в защиту прав человека

Несмотря на многообразие проблем, разрешение которых и составляет правозащитную деятельность, действия, которые принято применять, условно можно разделить на четыре основные группы: правовые, общественные, политические, просветительские[2].

Как уже отмечалось, нарушения прав человека носят различный характер, объем и имеют разные сферы и формы проявления. Соответственно, правозащитники должны определять стратегии своей деятельности, основываясь на качественном анализе ситуации, и выбирать соразмерные (наилучшие) тактики действий, способные привести к исправлению ситуации. Определение и использование стратегий и тактик будет зависеть от многих факторов, связанных и с самим правозащитником (правозащитной организации), от способности к качественной организации и осуществлению правозащитной деятельности, способности верно оценить ситуацию, степени концептуализации проблемы, понимания и оценки своей функциональной роли в существующем и организуемом процессе, способности привлечь необходимых сторонников, желания, в конце-концов быть эффективными. Определение стратегий и тактик должно опираться на анализ причин нарушений, понимание их объема. Выбор стратегий и тактик воздействия должен отвечать каждому понимаемому и/или прогнозируемому вызову и быть эффективным средством для защиты в конкретном случае.

Условно принято выделять следующие группы тактик[3]: тактики предотвращения нарушений, тактики вмешательства, тактики восстановления, развитие правозащитной культуры и институтов.

Особое место в системе правозащитной деятельности занимают стратегии международной защиты, в частности, использование механизмов ООН, ОБСЕ – которые в ряде случаев выступают чуть ли не единственными способами воздействия на устранение нарушений отдельными правительствами.[4]

Правозащитники и правозащитная деятельность в Беларуси

Определяя субъектов правозащитной деятельности в современной Беларуси, следует выделить следующие основные группы:

1. Организации (инициативы), позиционирующие себя в качестве правозащитных, отдельные общественные деятели;
2. Общественные объединения, имеющие в своей деятельности очевидные правозащитные компоненты, но не позиционирующие себя публично в качестве правозащитных организаций;
3. Правовые клиники.
4. Объединения юристов, частное и академическое юридическое сообщество.

1. Организации, позиционирующие себя в качестве правозащитных.
Следует отметить, что в 2003-2004 годах в Беларуси по требованию органов юстиции были официально закрыты основные правозащитные группы – лишены статуса зарегистрированных организаций. Несмотря на то, что рядом принудительно закрытых правозащитных организаций получена международная сатисфакция (признание Комитетом ООН по правам человека ликвидации, нарушающей международные обязательства в сфере свободы ассоциаций) до настоящего момента Республикой Беларусь не восстановлен их официальный статус.

Активная деятельность организаций данной группы сосредоточена на защите гражданских и политических прав и свобод, как наиболее подверженных системным нарушениям в период 1999-2008 годов.

Эти организации в своей деятельности стремятся сочетать правовые и просветительские методы: оказание правовой помощи населению, организация юридического представительства в судах по отдельным делам, сбор и обобщение информации о фактах нарушений прав человека и информирование общественности, актуализация необходимости демократических реформ. Данная группа организаций активно использует стратегии международной защиты, находясь в постоянной рабочей коммуникации с международными правительственными организациями и международными правозащитными группами.

Слабые стороны деятельности:

* маргинализация (изолированность от общества и эффективных каналов коммуникации на горизонтальном уровне);
* сужение спектра деятельности до политических прав и свобод;
* недостаточная деятельность по стратегическому планированию;
* низкая способность влияния на государственные органы, принимающие решения на национальном и местном уровне;
* отсутствие (из-за непонимания важности этого направления) коммуникации с организациями социальной направленности;
* низкая вовлеченность в коммуникацию с профессиональными группами, работающими в сфере гражданского образования, что негативно сказывается на качестве образовательных и просветительских программ, предлагаемых традиционными национальными правозащитными субъектами;
* слабые связи с экспертным, академическим и юридическим сообществом.

2. Общественные объединения, имеющие в деятельности компоненты правозащиты.
Данную группу (самую широкую) составляют организации, осуществляющие деятельность в сферах социальной защиты и реабилитации, экологии и охраны окружающей среды, национальных меньшинств, защиты прав потребителей, организации, объединяющие людей с ограниченными физическими возможностями. К этой группе также следует отнести независимые профессиональные союзы и другие организации самопомощи.

В данной разносторонней группе четко прослеживается тенденция к активному развитию информационно-консультационных центров для различных целевых групп, способность к поддержанию устойчивых связей с целевыми группами, большие возможности для донесения позиции до лиц, принимающих решения, посредством участия в общественных совещательных органах, доступ к информации об отдельных нарушениях прав и свобод.

По нашим оценкам именно в данной группе организаций сконцентрирован основной потенциал для системной и эффективной деятельности в защиту широкого спектра прав граждан в ближайший период – период экономических и социальных обострений. Именно этой группе организаций предстоит принять на себя функции гражданского контроля за обеспеченностью населения минимально-необходимым пакетом государственных социальных гарантий для социально уязвимых групп населения.

К проблемной зоне в данной группе необходимо отнести:

* слабые навыки правозащитных мониторинговых действий и использования правозащитных тактик;
* слабые каналы коммуникаций с международными правозащитными центрами и доступ к международным правозащитным инструментам;
* отсутствие стратегий на распространение информации о проблемах целевых групп за рамками самих целевых групп;
* слабые связи с экспертным, академическим и юридическим сообществом;
* низкий уровень взаимосвязей и информационного обмена с правозащитными группами.[5]

3. Правовые клиники.
Очевидно, что правовые клиники выполняют ряд правозащитных функций, однако, как правило, не осмысливают и не планируют ее таковой. Юридические клиники ставят перед собой цели: помощь социально уязвимым слоям населения и защита их прав и законных интересов, повышение качества юридического образования, расширение доступа к юридической помощи и юридической профессии, привлечение юристов в сферу права общественных интересов.

Юридические клиники, как правило: не имеют устойчивых связей с общественными объединениями, правозащитными группами, ограничиваются оказанием первичной правовой помощи (без определения стратегий системного воздействия, направленного на исправление ситуации).

Следует выделить вопросы взаимодействия с опытными практикующими юристами, адвокатами, слабую связь с местной общественностью и средствами массовой информации.

4. Объединения юристов, частное и академическое юридическое сообщество.
Необходимо отметить, что данное сообщество слабо организовано и слабо мотивировано на собственно правозащитную деятельность. В рамках профессиональных организаций старого формата, таких как Республиканский Союз Юристов, Республиканская Коллегия адвокатов на современном этапе нет места проявлению гражданской активности и публичному заявлению правозащитной позиции. Несколько молодежных ассоциаций студентов и преподавателей права, создававшихся 5-7 лет назад, потеряли свою активность.

Академическое юридическое сообщество воздерживается от поддержания публичного дискурса о правах человека и необходимых институциональных изменений, направленных на действенное обеспечение прав и свобод граждан. До настоящего времени в систему юридического образования не внедрены качественные образовательные методы, направленные на распространение идей прав человека, гражданственности и ответственности юристов по защите прав человека и свобод личности, защите общественных интересов.

Вместо заключения.

Повторюсь. Публичное обсуждение правозащиты (ее характера, структуры, соразмерности вызовам и т.д.) в Беларуси имеет крайне скудное состояние. По крайней мере, таково мнение автора настоящего материала. Мнение это сформировано на анализе масс-медийных (печатных и электронных) источников. Похоже, сейчас наиболее подходящий момент для публичных высказываний о состоянии и будущем правозащиты в Беларуси.

Время маргинеза (вернее оправданий маргинального состояния современной правозащиты) прошло и имеет слишком много разрушительных последствий.

Персональный блог Елены Тонкачевой – http://tonkacheva.livejournal.com.
Сообщество, созданное для обсуждения проблем развития правозащитного движения в Белоруси – hr_belarus.
Фонд развития правовых технологий – http://lawtrend.org.

См.:
Игорь Аверкиев, Светлана Маковецкая. Правозащитная классика между правозащитным фундаментализмом и правозащитным модернизмом.
Игорь Аверкиев. Актуальные стратегии для профессиональных правозащитников.

в категории: Аналитика



нет комментариев »

Ответить

Последние комментарии:

гайкин виктор: После публикации серии статей о силовиках как системообразующем элементе в России меня спрашивают, а...

гайкин виктор: «Вверх по ведущей вниз лестнице» В России традиционно менты считаются погаными, гебня – кровавой, а...

гайкин виктор: Арсеньевские вести 2008 №24 Коричневые марионетки и кукловоды в законе Гайкин Виктор Алексеевич...

Александр: “Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать...

gaikinvictor: «Народное вече» № 5, 2011 Российский экспресс и колымский тупик. «Россию нельзя завоевать, её можно...


Последние публикации:
16/12

«15-58». Химкинская история. Фотографии. Документы

16/12

Три ответа про 11 декабря: Ирина Костерина

Ирина Костерина - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Ольга Мирясова

Ольга Мирясова - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Александр Верховский

Александр Верховский - Событийный ряд
14/12

Как говорить про итоги 11 декабря 2010

Виктор Воронков - Аналитика
14/12

Три ответа про 11 декабря 2010: Андрей Кутузов

Андрей Кутузов - Событийный ряд
19/5

Молодежная гендерная школа

22/1

Самая удачная общественная акция

Александр Бикбов - Событийный ряд
21/1

Музей политической истории, о которой молчат



copylefter no_author _niece Александр Бикбов Александр Верховский Александр Григорьев Александр Мнацаканян Александра Назарова Алена Объездчикова Алёна Рогова Анастасия Денисова Анастасия Никитина Анатолий Ульянов Андрей Кутузов Андрей Юров Артем Марченков Борис Кагарлицкий Валерий Листьев Валерий Созаев Вениамин Дмитрошкин Вера Бредова Виктор Воронков Влад Тупикин Владимир Гущин Владимир Малахов Владимир Сливяк Всеволод Бедерсон Галина Кожевникова Глеб Ципурский Даниил Горецкий Дарья Кутузова Дмитрий Громов Дмитрий Десятерик Дмитрий Колбасин Дмитрий Макаров Дмитрий Полетаев Дэвид Денборо Евгений Орегон Елена Большакова Елена Дудукина Елена Омельченко Елена Тонкачева Игорь Аверкиев Игорь Сажин Ирина Аксенова Ирина Костерина Карин Клеман Киев Линор Горалик Михаил Габович Михаил Немцев Николай Баев Николай Олейников Олесь Кириленко Ольга Мирясова Пьер Бурдье Руслан Поршнев Сергей Давидис Сидiр Софья Чуйкина Стас Маркелов Украина Химки Юлия Башинова активизм активистские группы акции альтерглобализм антифашизм арт-активизм вегетарианство гендер гражданская политика гражданские права гражданские сети гражданский активизм гражданский контроль гражданское образование гуманитарный активизм демонстрация доступ к информации зоозащита интеллектуальный активизм исследования и анализ история активизма кампании контркультура космополитизм микрополитика мир без границ молодежные движения национализм ненасилие неформалы неформалы и власть образовательные реформы память права молодежи права человека правозащитное движение произвол милиции против ксенофобии против ксенофобии и дискриминации против тоталитаризма против цензуры профсоюзы публичная политика равноправие и неравенство реформы образования и науки свобода слова свобода собраний свобода творчества солидарность социальная защита социальная критика социальное проектирование социальные движения социальные движения и профессиональные сообщества социальные технологии социальный активизм цифровые права человека экология этика активизма