Движение

сайт про общественные движения

  1. А когда эта ложь выдохлась и у людей возникла мечта о демократии, умные постарались, чтобы она осталась мечтой.
    Джек Лондон

Медиа-сюжет



26/2 2009

Валерий Созаев

член Совета Российской ЛГБТ-Сети, директор ЛГБТ-организации «Выход», координатор Служения «Nuntiare et Recreare»

ЛГБТ-сообщества в России не существует. Почти.


метки:


В российских масс-медиа крайне редко встречаются публикации, в которых внимание сосредоточено не на социальных проблемах как таковых, а на тех, кто пытается с ними работать. Как следствие, общество не очень хорошо представляет себе активистские среды, то, какие дискуссии в них ведутся, что за люди, с какой мотивацией, с какими представлениями о жизни и социальной реальности участвуют в работе гражданских ассоциаций, социальных движений, небольших инициативных групп. В поле общего внимания попадают массовые, «театрально-карнавальные», скандальные события и конфликты, в то время как внутренние течения, повседневная деятельность, «магма» разговоров и сомнений остаются за кадром. В итоге, очень сложно получить какое-то общее представление о происходящем, уловить тенденции за разнородным новостным потоком. ЛГБТ-движение (движение за права геев, бисексуалов, лесбиянок и трансгендеров) в этом смысле не только не исключение, но и, пожалуй, одна из тех сред, которая остается «черным ящиком» для многих, несмотря на информационную открытость и активность в Сети.

www.dvizh.org признателен Валерию valer-q Созаеву (член Совета Российской ЛГБТ-Сети , директор ЛГБТ-организации «Выход», координатор Служения «Nuntiare et Recreare» за согласие обсудить проблемы саморазвития ЛГБТ-сообщества. Интервью брал Артем marchenk Марченков.

Давай начнем с самого общего, «обзорного» вопроса. Что сейчас из себя представляет ЛГБТ-сообщество в России? Понятно, что в стране есть геи, лесбиянки, бисексуалы и трансгендеры, что они живут своими частными делами, ходят на работу, устраивают личную жизнь… Но — в какой степени эти люди осознают себя как общность, насколько готовы к солидарным действиям по решению общих проблем?

Моё глубокое убеждение, что ЛГБТ-сообщества в России не существует. Почти. И это, отсутствие коллективной ЛГБТ-идентичности, её недооформленность, является одной из главных причин сложности работы как в сообществе, так и адвокации, и лоббировании интересов ЛГБТ-сообщества. Люди предпочитают объединяться либо по половому признаку: только Л, только Г, только Т, либо по каким-то вкусовым предпочтениям: клубная тусовка, поклонники групп, исполнительниц, увлекающиеся спортом и т.п. Отсюда и практическая неготовность к этим самым солидарным действиям…

Правильно ли понимаю, что эта ситуация годами может длиться без каких-то качественных изменений? Если по факту нет общей повестки дня и представлений о приоритетах, если нет “перекрестных коммуникаций” с выходом на совместные практические действий, если есть большая дистанция между теми, кто хочет что-то менять, кто готов тратить время и силы на ежедневную работу и теми, кто предпочитает приспосабливаться с “положению дел”, то… Что можно сделать в такой ситуации? Ведь тебя, я так понимаю, status quo не устраивает. Что остается? Ждать каких-то событий, которые “подтолкнут”? Ждать, когда люди захотят большего? “Разжигать воображение” информацией о достижениях ЛГБТ-организаций в других странах?

Да, ситуация может длиться годами. Но эта общая “повестка дня” постепенно начинает формироваться. Во всероссийском масштабе для этого колоссальную работу проводит Российская ЛГБТ-Сеть , на уровне Петербурга этой работой занимается “Выход“. Ведь сообщество нужно для начала просто вместе собрать. В Питере нужно альтернативное клубному пространство для встреч и разнообразного общения, а в регионах ЛГБТ нужно хоть какое-то своё пространство.

Только собираясь вместе ЛГБТ-сообщество сможет действительно стать сообществом в подлинном смысле этого слова. Нужно вместе смотреть кино, заниматься спортом, ходить в походы, вышивать, да делать всё что угодно, но в публичном пространстве, а не у себя по квартирам, и делать это именно как ЛГБТ. Безусловно, организация этого – ежедневная и кропотливая работа и заниматься ей не должны все. Достаточно несколько сумасшедших активистов. Они есть в Питере, они есть во многих других регионах. Главное активистам самим чувствовать поддержку друг друга. Ну и мирового ЛГБТ-движения – тоже.

И, конечно, сообществу нужно постоянно объяснять. Объяснять очень многие и зачастую простые вещи. Ведь само сообщество довольно сильно не просвещено по элементарным вопросам, у нас у самих полно фобий и предрассудков. И с этим тоже нужно работать.

То есть – умозрительно существующее ЛГБТ-сообщество, которое силами отдельных активистских групп выходило в публичное пространство с начала 90-ых, по-прежнему находится в “зачаточном состоянии”? И это при том, что была создана “инфраструктура”, которой могли бы позавидовать многие социальные движения в стране: есть клубы, есть специализированные издания, есть “свои” юристы, журналисты, художники… Получается, так и не удалось увязать разные интересы, потребности, “представления о должном”, чтобы в сумме происходили какие-то заметные подвижки в общественном мнении, чтобы удалось пересмотреть не только неформальные социальные конвенции, дискриминирующие ЛГБТ, но и постепенно законодательно закреплять равенство в гражданских правах? Ты говоришь с оптимизмом, призываешь к терпеливой работе, к “тусованию”… По-прежнему считаешь, что количество рано или поздно перейдет в качество, что ключ к переходу – увеличение числа тех, кто гласно поддерживает ЛГБТ-организации, участвует в повседневной работе ЛГБТ-сети?

Да, ЛГБТ-сообщество в зачаточном состоянии. Я не люблю говорить плохо о людях, но у меня лично есть очень большие претензии к ЛГБТ-активистам первого поколения. Однако, я все же предпочитаю не судить и не осуждать, а делать свою работу. И стараться делать её хорошо, чтобы не было стыдно перед своей совестью.

Знаешь, я иногда, когда думаю, на каком уровне развития находится наше движение и страна в вопросе ЛГБТ-эмансипации, не могу согласиться с теми, кто говорит, что Россия находится сейчас там, где Запад находился в 70-е годы ХХ века. Ведь 70-е годы ХХ века на Западе – это время активных массовых выступлений, массовой борьбы и побед. И это было дело рук сообщества, которое осознавало то, кем оно является. У них уже была сформирована коллективная идентичность. В России до этого ещё далеко.

По моей оценке мы сейчас находимся там, где Запад находился примерно в 10-20 гг. и, возможно, в 50-е гг. ХХ века: первые исследования гомосексуальности, активная просветительская работа и гомофильское движение. Именно в недрах гомофильского движения была популяризирована идея камин-аута. В России для многих ЛГБТ камин-аут неприемлем, они считают его не нужным и повторяют гомофобные аргументы о том, что “сексуальная ориентация – личное дело и афишировать ненужно”. При этом люди совершенно не понимают, что в нашем обществе “личное – это политическое” и так стало не вчера.

Я считаю, что именно популяризация идеи камин-аута, появление как можно большего числа открытых ЛГБТ сможет действительно как-то повлиять на изменение ситуации в целом. До тех пор, пока люди являются ЛГБТ только в пространстве “своей комнаты”, социальные изменения невозможны. Но полностью открытых ЛГБТ в России не много. Люди боятся. И никто не вправе их в этом обвинять. И здесь уже начинается наша работа как активистов: создать тот плацдарм, тот фундамент на котором люди собирающиеся совершить камин-аут будут чувствовать себя безопасно.

Что же касается “инфраструктуры”, то она исключительно развлекательная. Клубы, да есть, но исключительно в крупных городах. Издания? Ну, для мальчиков это “Квир“, который из моих знакомых геев никто не читает, а для девочек это “Пинкс” и “Остров“, которые моими знакомыми девочками тоже не очень часто читаются. Т.е. это три издания на всю Россию. При этом нет ни одного серьёзного общественно-политического, социального ЛГБТ-издания.

Про «остальное» говорить можно, но насколько “свои” журналисты, художники и кто-то ещё открыты? Да ни на сколько! А если открыты, то они живут и творят в своих маленьких мирках, маленьких гетто практически не стремясь из них выйти. У нас художник (в широком смысле) стремиться к “чистому искусству”, и идеалы активизма для него чужды. Феномен художника-активиста среди российских ЛГБТ, за редким исключением, мне не встречался. А на Западе практически любой художник осознаёт себя активистом и ценит свою роль в общественном движении.

Можешь тогда пунктиром обозначить несколько “опорных точек”, на которых сейчас стоит сконцентрировать усилия? Ты назвал – создание каких-либо публичных инициатив (организации, клубы, фестивали и т.д.), которые могли бы стать пунктами кристаллизации самосознания для ЛГБТ + каминг-аут. Что еще входит в задачу “создания фундамента”? Просто – перечисли без развертывания и обоснования.

Консолидация сообщества. Популяризация камин-аута. Просвещение по широкому спектру тему (гендерное просвещение, правовое просвещение, психологическое просвещение). Обучение и поддержка активистов, – это если говорить именно о сообществе. Вообще, это все детально уже прописано в Стратегии ЛГБТ-движения, которая сейчас ещё редактируется, но её обсуждаемый вариант есть здесь: http://www.lgbtnet.ru/news/detail.php?ID=3505.

Какую роль во всем этом играет Интернет и, в частности, блогосфера? в Живом журнале есть множество сообществ, посвященных ЛГБТ-проблематике, квир-исследованиям… К примеру, ru_antidogma (http://community.livejournal.com/ru_antidogma) – одно из самых крупных (свыше 1200 человек): в нем обсуждаются текущие новости, комментируются публикации СМИ и события, организованные ЛГБТ-организациями… У тебя есть ощущение, что развертывание подобной сцены, использование современных коммуникативных технологий ведет к каким-то качественным переменам?

Да, Интернет – это для нас совершенно фантастический бонус, которого были лишены предыдущие активисты и движения за гражданские права. Интернет позволяет моментально обмениваться информацией, что существенно облегчает работу и сокращает время для её выполнения. Это в коммуникации между уже вовлечёнными в работу активистами. Кроме того, Интернет позволяет объединить усилия активистов всей России, а не сидеть 3-5 человекам из одного региона. И это объединение является важным пассионарным толчком для нашей активности. К тому же, Интернет позволяет привлечь к активности новых людей, которые могут узнать, куда им обратиться за помощью или взять понравившиеся идеи и использовать их у себя на местах.

Что касается блогосферы, форумов, то здесь я бы не был очень оптимистичным. Всё-таки, как показывает мой опыт, Интернет-дискуссии так и остаются виртуальными дискуссиями, в которых редко рождается истина. Конечно, иногда кому-то удаётся переубедить несколько гомофобов – и это очень хорошо. Но если говорить о взаимодействии внутри сообщества, то большинство тех, кто много пишет в форумах и жж, в реальности для сообщества делают очень немного (если делают вообще), а у тех, кто реально работает зачастую не остаётся времени во всех этих тредах участвовать.

Однако ru_antidogma (http://community.livejournal.com/ru_antidogma/), на мой взгляд, имеет совершенно иной статус как в блогосфере, так и в целом ЛГБТ-интернете. В действительности антидогма заменила то самое аналитическое, общественно-политическое ЛГБТ-издание, которого так не хватает сообществу в реале, распространяемое на 1200 подписчиков. И в этом я вижу большую удачу той политики, которую ведёт руководство этого сообщества (emmy_l, kandinskiy, llynden, rj_karter, s0ularis) и в частности Руслан s0ularis Поршнев. Ведь по сути ru_antidogma это чуть ли не единственное место, где время от времени высказывается значительная часть ЛГБТ-активистов России и там дискуссии ведутся уже не на пустом месте.

Если сравнивать с тем, насколько активны и насколько представлены сторонники других социальных движений в блогосфере, то коммуникативных успех ЛГБТ-сообществ впечатляет. Для сравнения, самое крупное правозащитное сообщество – humanrights_ru – это 185 блоггеров. Эта цифра сильно контрастирует с количеством правозащитных организаций, зарегистрированных в стране. Не знаю, о чем это говорит, какие выводы можно сделать…

К сожалению, я это расцениваю не совсем как успех. Виртуальность ЛГБТ-сообщества – одна из больных тем. Как я уже говорил, очень многим проще сидеть в Интернете и «иметь мнение», чем работать в реале. С другой стороны сказывается и проблема отсутствия мест встреч, дискуссионных пространств ЛГБТ-сообщества. Опять же как говорил, гей-клубы есть преимущественно в крупных городах, а других, альтернативных пространств и в большинстве крупных городов нет. Поэтому так и получается: есть мнение – пишут в ЖЖ, при этом создаётся иллюзия приобщённости к активности. Но эта виртуальная активность является симулякром. И, кстати, нет ничего удивительного, что достаточное количество виртуальных дебатёров довольно быстро разочаровываются в «активизме». Активист должен видеть хоть какие-то результаты своей работы, а в Интернет, из-за специфики пространства, этого зачастую невидно.

Если же сравнивать с правозащитниками, то у них отсутствует эта главная проблема: у большинства правозащитных организаций есть офисы, кроме того, регулярно проходят форумы, круглые столы, дискуссии в реальном пространстве. Поэтому для правозащитного сообщества активные виртуальные дебаты менее интересны – есть возможность работы в реальном мире.

Давай теперь перейдем к предпоследнему, наиболее, может быть, острому вопросу: по каким линиям есть самые серъезные, нагруженные интеллектуально и эмоционально, конфликты в ЛГБТ-сообществе? Общеизвестно же, что “проблема – источник роста”, что обоснованные взаимные претензии, противоречия между активистами по поводу оценки конкретных событий и общей стратегии действия, в зависимости от отношения к ним могут вести к негативным последствиям (разрыв солидарности, недоверие и др.), а могут, наоборот, придавать сил.

Я не люблю говорить о конфликтах. В первую очередь потому что, попадая в руки к нашим оппонентам, эти конфликты затем могут использоваться против самого сообщества, движения и активистов. Моя позиция такова: я могу не одобрять то, что делает какой-то конкретный активист или группа, но я не хочу их деятельность публично критиковать. Это не значит, что у меня нет позиции. Это значит, что если я не высказался «За» и не принимаю в этом сам участие, то эта деятельность либо противоречит моим принципам, либо моему видению развития движения. Однако, так или иначе, любой труд заслуживает уважения.
Единственное исключение, которое может быть сделано мною из этого правила – это если я буду уверен, что деятельность активиста или группы будет наносить несомненный вред сообществу, тогда я выражу своё отношение.

Речь не о личных претензиях, а о том, какие стратегические вопросы вызывают наиболее сильные споры в ЛГБТ-движении.

Да, я понял. Но сейчас сложно говорить о «спорах в движении». Скорее есть «споры в сообществе».

В той же ру-антидогме – какие темы вызывают самые живые и противоречивые отклики?

Ну, каждую весну у многих начинается обострение на тему московского гей-парада. И если раньше это были дискуссии из разряда «нужен»/«не нужен», то теперь это рассуждения о методах, тактиках и средствах его проведения. Правда, мне кажется, что эти дискуссии в ЖЖ бесполезны, поскольку сами организаторы московского прайда в них участия не принимают. Так же довольно актуальной является тема возможности сотрудничества с политиками, партиями, государством. Из последних тем, которые активно обсуждались – это темы соседства ЛГБ и Т. Для некоторых Т это соседство очень неприятно и нежелательно, а некоторые ЛГБ страдают от трансфобии. Другая тема – это положение Б в ЛГБТ, поскольку у Б до сих и на Западе существуют некоторые проблемы с конструированием идентичности. Российские Б тоже не прошли этот путь до конца, да и проблема бифобии для сообщества актуальна.

Последний вопрос – о поиске союзников и партнеров. Какие активистские среды, сообщества, организации ты видишь в качестве стратегических партнеров? На какие проблемы взаимопонимания наталкиваются ЛГБТ-организации? Можно ли сказать, что ЛГБТ-движение сейчас вписано в структуру отношений внутри третьего сектора, что есть какие-то стабильные, формализованные отношения с “классическим гражданским обществом”?

Этот последний вопрос на самом деле самый непростой. Не простой он потому, что неоднородно само ЛГБТ-движение, следовательно будут неоднородны и те союзники, которых будут для себя находить какие-либо конкретные активисты и группы. Безусловными партнёрами для движения могли бы стать правозащитные организации (и некоторые, например МХГ , Агора, Ресурсный Правозащитный Центр уже являются). Однако внутри самих правозащитников идут дискуссии о возможности сотрудничества с нами: сказывается опыт жизни многих правозащитников в Советском Союзе.

Кроме правозащитников нашими союзниками могли бы быть женские/феминистские организации, но в современной России отсутствует сильное женское/феминистское движение. То же самое касается зелёных.

Есть достаточное количество организаций, работающих в сфере продвижения идей толерантности, но зачастую эти организации толерантность понимают в узко этническом смысле (по крайней мере у нас в Петербурге). Организации занимающие профилактикой ВИЧ/СПИДа и заболеваний, передающихся половым путем, тоже являются потенциальными партнёрами.

Поэтому на данный момент говорить о том, что движение уже вписано в структуру отношений внутри третьего сектора не приходится. Эти отношения только складываются и для многих групп активистов говорить о формализации этих отношений преждевременно поскольку они сами ещё зачастую не прошли процесс внутренней формализации.

Персональный блог Валерия Созаеваhttp://valer-q.livejournal.com.

glb_friendly — психотерапия для геев, лесби и бисексуалов
feministki — вопросы феминизма, гендера и прав женщин
queerstudies_ru — академические квир-исследования
Список музыкального и акционистского видео против гомофобии, в поддержку ЛГБТ-движения – здесь.

в категории: Медиа-сюжет



нет комментариев »

Ответить

Последние комментарии:

гайкин виктор: После публикации серии статей о силовиках как системообразующем элементе в России меня спрашивают, а...

гайкин виктор: «Вверх по ведущей вниз лестнице» В России традиционно менты считаются погаными, гебня – кровавой, а...

гайкин виктор: Арсеньевские вести 2008 №24 Коричневые марионетки и кукловоды в законе Гайкин Виктор Алексеевич...

Александр: “Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать...

gaikinvictor: «Народное вече» № 5, 2011 Российский экспресс и колымский тупик. «Россию нельзя завоевать, её можно...


Последние публикации:
16/12

«15-58». Химкинская история. Фотографии. Документы

16/12

Три ответа про 11 декабря: Ирина Костерина

Ирина Костерина - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Ольга Мирясова

Ольга Мирясова - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Александр Верховский

Александр Верховский - Событийный ряд
14/12

Как говорить про итоги 11 декабря 2010

Виктор Воронков - Аналитика
14/12

Три ответа про 11 декабря 2010: Андрей Кутузов

Андрей Кутузов - Событийный ряд
19/5

Молодежная гендерная школа

22/1

Самая удачная общественная акция

Александр Бикбов - Событийный ряд
21/1

Музей политической истории, о которой молчат



copylefter no_author _niece Александр Бикбов Александр Верховский Александр Григорьев Александр Мнацаканян Александра Назарова Алена Объездчикова Алёна Рогова Анастасия Денисова Анастасия Никитина Анатолий Ульянов Андрей Кутузов Андрей Юров Артем Марченков Борис Кагарлицкий Валерий Листьев Валерий Созаев Вениамин Дмитрошкин Вера Бредова Виктор Воронков Влад Тупикин Владимир Гущин Владимир Малахов Владимир Сливяк Всеволод Бедерсон Галина Кожевникова Глеб Ципурский Даниил Горецкий Дарья Кутузова Дмитрий Громов Дмитрий Десятерик Дмитрий Колбасин Дмитрий Макаров Дмитрий Полетаев Дэвид Денборо Евгений Орегон Елена Большакова Елена Дудукина Елена Омельченко Елена Тонкачева Игорь Аверкиев Игорь Сажин Ирина Аксенова Ирина Костерина Карин Клеман Киев Линор Горалик Михаил Габович Михаил Немцев Николай Баев Николай Олейников Олесь Кириленко Ольга Мирясова Пьер Бурдье Руслан Поршнев Сергей Давидис Сидiр Софья Чуйкина Стас Маркелов Украина Химки Юлия Башинова активизм активистские группы акции альтерглобализм антифашизм арт-активизм вегетарианство гендер гражданская политика гражданские права гражданские сети гражданский активизм гражданский контроль гражданское образование гуманитарный активизм демонстрация доступ к информации зоозащита интеллектуальный активизм исследования и анализ история активизма кампании контркультура космополитизм микрополитика мир без границ молодежные движения национализм ненасилие неформалы неформалы и власть образовательные реформы память права молодежи права человека правозащитное движение произвол милиции против ксенофобии против ксенофобии и дискриминации против тоталитаризма против цензуры профсоюзы публичная политика равноправие и неравенство реформы образования и науки свобода слова свобода собраний свобода творчества солидарность социальная защита социальная критика социальное проектирование социальные движения социальные движения и профессиональные сообщества социальные технологии социальный активизм цифровые права человека экология этика активизма