Движение

сайт про общественные движения

  1. Свобода - это всегда свобода для инакомыслящих.
    Роза Люксембург

Аналитика



6/3 2009

Дарья Кутузова

кандидат психологических наук, нарративный консультант, специалист по работе с сообществами

Психологи, психотерапевты и социальный активизм: перспективы союза


метки:


Я начну «от печки». Я считаю, что сообщества – группы людей, объединенных общей заботой – это самый важный ресурс для решения проблем и преобразования мира в предпочитаемом направлении. Читателям данного сообщества, я уверена, это заявление покажется трюизмом. Но в той профессиональной среде, из которой я происхожу – а именно, психологии и психотерапии, – эта идея не самоочевидна. Мне кажется, что между совокупностью профессиональных психологов и психотерапевтов (psy_pro), с одной стороны, и совокупностью социальных активистов, с другой, – пролегает весьма прискорбная пропасть. (Конечно, есть и исключения, я знаю правозащитников и социальных активистов, сотрудничающих с психологами и психотерапевтами (seringvar, 2_12_85_06 и др. ) , и психотерапевтов, сотрудничающих с активистами (к примеру, ulman). Но их очень мало!) Я верю, что преодоление этой пропасти (и ее постепенное устранение, по возможности) приведет к значительному повышению эффективности деятельности и тех, и других.

Сообщество – единственная возможность для представителей маргинализованных групп населения как-то противостоять давлению доминирующего большинства и/или власть имущих, заявляющих, что эти группы населения не существуют вообще или что их интересами и точкой зрения можно пренебречь. Что не в силах сделать для себя и своих близких один отдельно взятый человек, то может сделать группа. Это как раз тот случай, когда целое больше суммы составляющих его частей.

В России коммунитарность сейчас представлена слабо. Виной тому – многочисленные социальные преобразования и пертурбации двадцатого века: и урбанизация, и насильственные переселения, и «уравниловка», и атмосфера недоверия, и всяческие «больше трех не собираться», и необходимость ставить во главу угла физическое выживание, жертвуя при этом сохранением анклавов живой культуры, и т.п. и т.д. Слово «сообщество» для многих русскоязычных людей – «пустое», оно не насыщено смыслом. «Общину» уже сдали в антикварную лавку, как что-то сугубо этнически-религиозное. «Communitas» отдает коммунизмом, а позитивные коннотации этого слова извлекать долго и тяжело. «Комьюнити» – явно что-то «западническое»; как бы это не было культурной колонизацией?.. Очень трудно растить некий смысл, если нет признанного слова, его охватывающего и передающего. Поэтому, когда приезжают добросердечные community workers откуда-нибудь и пытаются учить нас в России community work, они сталкиваются с тем, что их знание с большим трудом усваивается, потому что его «не на что положить». Прежде чем переходить к «работе с сообществами», нам надо разобраться с “community building”, созданием сообществ.

Сообщества невозможно организовать «приказом сверху». Равно как и социальные движения. Если они собираются, то они собираются сами, потому что людям «надо», и они чувствуют, что общими усилиями могут заполнить имеющуюся пустоту. Но для этого нужно верить, что ты можешь изменить что-то в собственной жизни и жизни других людей, а не ждать у моря погоды (или пока «приедет барин»). Осознавать собственную ответственность за изменения – и собственную способность эти изменения производить. Это никак не совместимо с тоталитаризмом. Тоталитаризм делает все от него зависящее, чтобы люди перестали верить в собственную способность влиять на жизнь и стали бы ждать, что «кто-то придет и сделает». Тогда их можно согнать в большую кучу и направить в направлении, предпочтительном для власть имущих, потому что люди будут плохо ориентироваться в том, туда ли им на самом деле надо.

Сообщество – наилучшая среда для активного деятеля, но чтобы сообщество создать, нужен именно активный деятель (и не один). Парадокс? Парадокс. А теперь давайте добавим к этому парадоксу еще одно измерение. Есть такое казенное выражение «оказание психологических услуг населению». Очень часто эту фразу можно прочесть в уставах различных психологических центров и им подобных организаций. «Население» тем самым позиционируется как «потребитель психологических услуг». Различие между позицией потребителя и позицией активного деятеля очевидна. Если психологи гласно или негласно соглашаются с моделью «предоставления услуг», то тем самым происходит еще большее ослабление коммунитарности. «Помогающие» профессии, такие как психотерапия и социальная работа, возникли именно тогда, когда местные сообщества перестали выполнять соответствующие функции заботы, помощи и поддержки на пути к исцелению. Произошла профессионализация помощи, и она сама по себе работает на ослабление межчеловеческих связей в местных сообществах.

Может ли быть иначе? Майкл Уайт многократно говорил, что психологическое консультирование и психотерапия – это политический акт с маленькой буквы «п». Мы либо поддерживаем своей деятельностью status quo и существующее распределение власти, либо осознаем, что именно техники современной власти (в понимании Мишеля Фуко) и являются источником многих «психологических» проблем, – и тогда своими действиями мы служим социальным изменениям. Здесь невозможна нейтральность, невозможно «не принимать сторону». Возможно, правда, не осознавать, что принимаешь сторону, и тем самым, в общем-то, уклоняться от ответственности. Эти слова звучат достаточно резко, но я надеюсь, что они привлекут внимание психологов к этому аспекту их профессиональной позиции.

Для многих людей, которые обращаются за помощью к психологам и психотерапевтам, переживание способности влиять на собственную жизнь и готовность объединяться с другими людьми, преодолевающими те же проблемы и тяжелые жизненные обстоятельства, лежат в «зоне ближайшего развития». «Зоной ближайшего развития» Лев Семенович Выготский называл совокупность действий, которые человек не способен выполнить самостоятельно, но может выполнить в сотрудничестве с кем-то, кто уже умеет это делать. В принципе, у каждого человека есть опыт влияния на собственную жизнь и опыт успешного сотрудничества, солидарности с другими людьми. Но этот опыт может быть (как и сами люди) маргинализован, оттиснут на периферию сознания доминирующими историями о бессилии и беспомощности. В сотрудничестве с психотерапевтом человек может присвоить этот опыт, вывести его в фокус осознавания, обогатить и развить.

Ситуация для человека может радикально измениться, если он узнает, что его опыт страдания – не уникален, что есть еще люди, которые через это проходят и справляются, каждый по-своему. Психотерапевт, работающий с отдельными людьми, знакомый с их заботами, а также с их знаниями и умениями выживания, находится в особой позиции, которая может способствовать созданию сообществ: он может предлагать людям со сходным опытом так или иначе (очно или виртуально) знакомиться друг с другом. Естественно, добровольно. Тогда могут создаваться длящиеся отношения взаимной поддержки между этими людьми, вне и помимо отношений с психотерапевтом. Современные электронные средства коммуникации предоставляют широкие возможности для этого. И многие психотерапевты так и поступают.

В рамках нарративного подхода терапия и работа с сообществами изначально не были разделены, не воспринимались как существующие друг без друга. Если одно из основных положений философии подхода состоит в том, что в фокусе рассмотрения у нас – не отдельный индивид, а интерпретирующее сообщество, тогда даже если мы работаем с человеком один на один, мы всегда имеем в виду, что истории, которые он нам рассказывает, не «инкапсулированы» в нем, они сплетаются из нарративных ресурсов культуры и поддерживаются разными группами людей. Нарративный терапевт всегда думает о том, как объединить человека с теми, кто мог бы поддержать развитие его предпочитаемой истории, как сделать так, чтобы знания и умения человека помогли кому-то еще. Тем самым специалист, работающий в нарративном подходе, занимает позицию фасилитатора, помощника в создании сообществ. Нарративный подход разрабатывался специально для работы с маргинализованными группами населения, и в настоящее время в сообществе «нарративщиков» открыто озвучивается вопрос: является ли нарративная практика сама по себе социальным движением, какое отношение она имеет к социальным движениям?

Этому посвящена небольшая, но содержательная глава из книги Дэвида Денборо «Коллективная нарративная практика» (David Denborough, 2008. Collective Narrative Practice), недавно опубликованной в издательстве Dulwich Centre Publications.

Персональный блог Дарьи Кутузовой – llynden.

Сообщество нарративных практиков в ЖЖ – narratoria.


фото от Натальи ru-narrative Савельевой

Из нарративной библиотеки:

Работа с сообществами: ценности и принципы http://narrlibrus.wordpress.com/2009/01/22/community-work-principles/

Опросник психологического и социального сопротивления http://narrlibrus.wordpress.com/2009/03/02/checklists-of-resistance/

Письменное слово и коллективные нарративные практики
http://narrlibrus.wordpress.com/2009/02/24/written-word/

Спасти сказанное от проговаривания: растущие терапевтические «документы»
http://narrlibrus.wordpress.com/2009/02/25/rescuing-the-said/

Схема интервьюирования пострадавших от жестокого обращения и насилия:
http://narrlibrus.wordpress.com/2009/03/02/testimonies-of-trauma/

Дерево Жизни: способ групповой работы с детьми (и не только), пережившими травмирующую ситуацию: http://narrlibrus.wordpress.com/2009/01/18/tree-of-life/

Преодоление выгорания у правозащитников и волонтеров: что может предложить нарративный подход: http://narrlibrus.wordpress.com/2009/03/04/burnout/

в категории: Аналитика



1 комментарий »

  1. bdiza says:

    Спасибо, осветили оч интересующую меня плоскость профессии! (сама – будущий психотер) Непременно поизучаю направление

Ответить

Последние комментарии:

гайкин виктор: После публикации серии статей о силовиках как системообразующем элементе в России меня спрашивают, а...

гайкин виктор: «Вверх по ведущей вниз лестнице» В России традиционно менты считаются погаными, гебня – кровавой, а...

гайкин виктор: Арсеньевские вести 2008 №24 Коричневые марионетки и кукловоды в законе Гайкин Виктор Алексеевич...

Александр: “Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать...

gaikinvictor: «Народное вече» № 5, 2011 Российский экспресс и колымский тупик. «Россию нельзя завоевать, её можно...


Последние публикации:
16/12

«15-58». Химкинская история. Фотографии. Документы

16/12

Три ответа про 11 декабря: Ирина Костерина

Ирина Костерина - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Ольга Мирясова

Ольга Мирясова - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Александр Верховский

Александр Верховский - Событийный ряд
14/12

Как говорить про итоги 11 декабря 2010

Виктор Воронков - Аналитика
14/12

Три ответа про 11 декабря 2010: Андрей Кутузов

Андрей Кутузов - Событийный ряд
19/5

Молодежная гендерная школа

22/1

Самая удачная общественная акция

Александр Бикбов - Событийный ряд
21/1

Музей политической истории, о которой молчат



copylefter no_author _niece Александр Бикбов Александр Верховский Александр Григорьев Александр Мнацаканян Александра Назарова Алена Объездчикова Алёна Рогова Анастасия Денисова Анастасия Никитина Анатолий Ульянов Андрей Кутузов Андрей Юров Артем Марченков Борис Кагарлицкий Валерий Листьев Валерий Созаев Вениамин Дмитрошкин Вера Бредова Виктор Воронков Влад Тупикин Владимир Гущин Владимир Малахов Владимир Сливяк Всеволод Бедерсон Галина Кожевникова Глеб Ципурский Даниил Горецкий Дарья Кутузова Дмитрий Громов Дмитрий Десятерик Дмитрий Колбасин Дмитрий Макаров Дмитрий Полетаев Дэвид Денборо Евгений Орегон Елена Большакова Елена Дудукина Елена Омельченко Елена Тонкачева Игорь Аверкиев Игорь Сажин Ирина Аксенова Ирина Костерина Карин Клеман Киев Линор Горалик Михаил Габович Михаил Немцев Николай Баев Николай Олейников Олесь Кириленко Ольга Мирясова Пьер Бурдье Руслан Поршнев Сергей Давидис Сидiр Софья Чуйкина Стас Маркелов Украина Химки Юлия Башинова активизм активистские группы акции альтерглобализм антифашизм арт-активизм вегетарианство гендер гражданская политика гражданские права гражданские сети гражданский активизм гражданский контроль гражданское образование гуманитарный активизм демонстрация доступ к информации зоозащита интеллектуальный активизм исследования и анализ история активизма кампании контркультура космополитизм микрополитика мир без границ молодежные движения национализм ненасилие неформалы неформалы и власть образовательные реформы память права молодежи права человека правозащитное движение произвол милиции против ксенофобии против ксенофобии и дискриминации против тоталитаризма против цензуры профсоюзы публичная политика равноправие и неравенство реформы образования и науки свобода слова свобода собраний свобода творчества солидарность социальная защита социальная критика социальное проектирование социальные движения социальные движения и профессиональные сообщества социальные технологии социальный активизм цифровые права человека экология этика активизма