Движение

сайт про общественные движения

  1. Воображение важнее, чем знания.
    Альберт Эйнштейн

Событийный ряд



28/4 2009

Линор snorapp Горалик

поэт, прозаик, критик

Как говорила Мардж Симпсон, – “Кто-нибудь, подумайте о детях!”


метки:


У меня, простого обывателя, который интересуется не политикой, а вовсе даже историей детства и историей воспитания, сюжет с введением комендантского часа для детей (каких, вашу мать, детей?! граждан, не достигших 18-летнего возраста!) вызывает исключительно брезгливость. Понятно, что закон этот могли принять или слабоумные мудаки, или запредельные циники. В необходимое для кворума количество слабоумных мудаков я, в отличие от многих противников закона, не верю, – как говорилось в известном анекдоте, ну два, ну три, но не двести восемнадцать!, потому что для получения права голосовать в наших волшебных органах власти нужно быть запредельным циником на протяжении многих, многих лет активной деятельности. Я искренне считаю закон, о котором идет речь, не “глупым”, а циничным, бессовестным и отталкивающе манипулятивным.

Сравнивать его с аналогичными законами в некоторых европейских странах нельзя: я была подростком в этих самых странах, там полицейский, завидев тебя одного ночью на улице, спрашивает, все ли у тебя в порядке и не надо ли тебя куда подбросить. И только если ты говоришь: “Нет, спасибо”, вытаскивает из ментального загашника фразу про закон. Он не может в такой ситуации сказать: “И хер с тобой”, даже если он равнодушное говно, потому что понимает последствия лично для себя в случае, если этого подростка через пять минут изнасилуют, а потом выяснится, что дядя полицейский оставил его ночью одного в плохом районе. Да, попробуйте представить себе ту же ситуацию на окраине Химок, от начала до конца, вас развлечет. Но и поиск аналогий сейчас не имеет никакого значения, потому что гораздо важнее формулировка, с которой сегодняшний закон был представлен. Конкретно – формулировка касательно целей его введения.

Я ясно вижу, что объяснения, будто “детский час” введен для “уменьшения детской преступности”, заголяют не только кромешное бессилие тех, кто реально должен был бы с этой преступностью бороться, но и их совершенно циничное нежелании ввязываться в эту борьбу (нежелание, сочетающееся с такой же циничной уверенностью в тупости собственного народа, который не заметит подмены). Большее впечатление на меня мог бы произвести только закон о принудительной кастрации всех половозрелых мужчин страны для уменьшения числа изнасилований. Но и это кажется мне не самым важным. И даже не вопрос о том, ради чего милиция будет приёбываться к студентам, возвращающимся с институтской “вечерки”, – ради вымогания взятки у богатых родителей или ради выполнения плана по арестам (или ради крошечной власти, которой наслаждается задрот с палочкой, которому в возрасте задержанных было некуда ходить вечерами, потому что его никто никуда не звал). Куда более важным мне кажется тот факт, что даже противники сегодншнего происшествия высказываются о самих субьектах нового закона, – то есть о гражданах младшего возраста, – в пассивном залоге: “их смогут останавливать”, “им запретят”, “им предпишут”… Между тем нам, как мне кажется, стоит подумать о том, как нынешняя ситуация разместится в головах этих самых “их”. В этих сообразительных, не по годам зрелых, быстро всё воспринимающих головах.

Так вот: с сегодняшнего дня гражданин России, не достигший восемнадцати лет, оказывается со своей собственной страной в контрах. С какого конкретно возраста? Я не знаю. Комендантский час начинается в десять. Передача “Спокойной ночи, малыши!” заканчивается в девять. Если после нее выпить молока и помочь другу убрать игрушки, то от соседского подъезда до своего можно вовремя и не добежать. Сегодня любой юный гражданин России, которому растолковали про связь комендансткого часа и детской преступности, получил внятный сигнал: он включен в список особо опасных лиц. Он – потенциальный преступник, причем более страшный, чем преступник взрослый, – взрослых-то на ночь не запирают! С этого самого дня государство больше не защищает его: оно защищается от него. То есть ребенок опять, как двести лет назад, оказывается сосудом греха и источником всего дурного, и его надо не воспитывать, а превентивно пороть, запирать в чулане и привязывать к стулу, чтобы он, неровен комендантский час, чего не натворил.

Такой сигнал, посылаемый государством своим младшим гражданам, противоречит элементарным, зачаточным идеям просветительства, не говоря уже о сколько-нибудь прогрессивной педагогике. Но вдобавок этот сигнал заставляет задуматься об еще одном интересном аспекте происходящего. Лично мне, простому обывателю, во всей этой мерзкой истории видится, помимо прочего, дополнительное подтверждение того факта, что у нынешней власти кратковременные планы.

Любое правительство, надеющееся и через три-четыре года (не говоря уже – через десять, двадцать, тридцать лет) вообще иметь дело со своей страной, вкладывает в вылизывание розовых поп своих будущих избирателей невероятное количество сил и времени. Принятый сегодня отвратительный закон, – и особенно то, как он был подан, – напротив, умасливает наиболее темную, дикую, жестокую, слабосильную и трусливую часть обывателей, являющихся, к несчастью своих чад, еще и родителями. Чадам же предлагают ненавидеть свою милицию и бояться свого правительства вплоть до дня, когда они получат право голосовать. Я бы на месте чад (и других людей в своем уме) заподозрила, что тех, кто сегодня принял этот закон, мой голос по прошествии пары лет волновать не будет. Они не планируют быть там, где их это может хоть как-то касаться. Да Бог с ним, с голосом, – все знают цену голосованиям. Но ведь эти самые чада в один день будут становиться свободными от комендантского часа – и военнообязанными. То есть будут призваны защищать страну. Знаете, я бы побоялась защитника, с которым я же сама буквально вчера так обходилась. А уж оружие ему в руки давать…

Возможно, за всей этой историей стоят тончайшие механизмы отмывания руки рукой, работы с бюджетами, подмасливания подмасливателей, бросания костей региональным наместникам (одно право “составлять списки заведений” – это же золотое дно!) и других захватывающе важных дел. Возможно, мудрые инициаторы закона имели в виду тонко применять его исключительно для отлова юных наркодилеров, которых без этого никак не удается взять с поличным (да-да, Аль Капоне арестовали за махинации с налогами). Возможно, каждый-каждый милиционер в каждом-каждом регионе получит тайное распоряжение не применять этот самый закон, кроме как по такого рода делу. Но нам ничего про это не сказали. Я отказываюсь полагать, что “эти люди просто завалили информационную подачу”. Я не думаю, что ее завалили. Я думаю, что все было сделано цинично, сознательно и грамотно. Я не юрист, не политолог, не инсайдер, не журналист кремлевского пула. Я, увы, тот самый обыватель, который узнает новости из новостей и интерпретирует их в контексте прочих новостей. То есть – ровно такой же обыватель, как и те родители, которые сегодня радуются этому позору, много говорящему о их родительских умениях и качествах, и те дети, которые, возможно, до сих пор и не думали, хорошо они относятся к своей стране или плохо, но сегодня еще как задумались. И уж точно получили впечатляющий удар под дых, узнав, как их страна относится к ним. Потому что им было транслировано то, что транслировано, так, как транслировано.

И еще я, простой обыватель, много размышляю о том, что законопроект комендантского часа для граждан младшей возрастной группы совсем недавно лично предложил человек, который сегодня изо всех сил старается выглядеть либералом. Но вся история про комендантский час выглядит, как “ку” в адрес не отнюдь не тех людей, которые ничего не лижут, а совершенно даже противоположных. Мне, простому обывателю, свойственно думать, что давать всем подряд можно или по легкости характера, или по жесткому прагматическому расчету. Чтобы твои поступки расценивались, как первое, нужны, к сожалению, щи попроще.

PS: И, да, про “местные традиции” в регионах и про “на усмотрение региональных комиссий” мне страшно даже начинать думать, не то что говорить.

Для тех, кто читает эмоционально. Обратите, пожалуйста, внимание, что этот текст – не про то, кто, как и когда будет или не будет злоупотреблять новым законом на местах. Он не про то, может ли от данного закона в принципе быть польза. Он не про то, как такие законы применяются или не применяются в других странах или в регионах, где КЧ уже введен. Он не про влияние таких законов на статистику детской преступности. Все эти вопросы есть, кому анализировать, и я верю, что очень скоро мы сможем результаты такого анализа у кого-нибудь прочитать. Мой текст – про _messages_ , которые сегодня были нам цинично и открыто транслированы, – формулировками. комментариями, общим контекстом, – и про то, как эти messages будут интерпретироваться нами, простыми обывателями.

http://snorapp.livejournal.com/902819.html

Блог Линор Горалик – http://snorapp.livejournal.com.

“Моральные паники” по поводу молодежных субкультур и проблема дискриминации по возрастным признакам обсуждалась на блог-портале www.dvizh.org в публикациях:

«Город больше, чем кажется (Михаил mnemtsev Немцев)

«Совковые» методы? Исторический опыт и новый курс государственной молодежной политики ( Глеб umom-ne-poniat Ципурский)

Освещение в СМИ дела “людоедов” как пример опасных инсинуаций” (Владимир gushin-vladimir Гущин)

Про эмо, готов и нравственность…” (Елена Омельченко);

Готика против тупого консьюмеризма и авторитарного государства” (Алена gorod-masterov Объездчикова);

Субкультура и неформальные молодежные сообщества готов (ответы на вопросы Прокуратуры РФ)” (Гущин В.А., Черепенчук И.С., Лустберг А.Э.) ;

«Можно ли на такую тонкую категорию, как нравственность, повлиять инструментами законодательства?» ( Дмитрий gromovdv Громов);

Российское общество становится всё более “нормальным“ (Михаил mnemtsev Немцев);

Неформалы и власть: пять вопросов на злобу дня” (Елены bat-is-mad Большакова).

Если готовить развить эти темы, вступить в полемику с кем-либо из высказавшихся – присылайте свой текст или развернутый комментарий вложенным файлом на dvizh.org@gmail.com.

Pink Floyd – Another brick in the wall.
Bettina Wegner – Kinder.

в категории: Событийный ряд



нет комментариев »

Ответить

Последние комментарии:

гайкин виктор: После публикации серии статей о силовиках как системообразующем элементе в России меня спрашивают, а...

гайкин виктор: «Вверх по ведущей вниз лестнице» В России традиционно менты считаются погаными, гебня – кровавой, а...

гайкин виктор: Арсеньевские вести 2008 №24 Коричневые марионетки и кукловоды в законе Гайкин Виктор Алексеевич...

Александр: “Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать...

gaikinvictor: «Народное вече» № 5, 2011 Российский экспресс и колымский тупик. «Россию нельзя завоевать, её можно...


Последние публикации:
16/12

«15-58». Химкинская история. Фотографии. Документы

16/12

Три ответа про 11 декабря: Ирина Костерина

Ирина Костерина - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Ольга Мирясова

Ольга Мирясова - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Александр Верховский

Александр Верховский - Событийный ряд
14/12

Как говорить про итоги 11 декабря 2010

Виктор Воронков - Аналитика
14/12

Три ответа про 11 декабря 2010: Андрей Кутузов

Андрей Кутузов - Событийный ряд
19/5

Молодежная гендерная школа

22/1

Самая удачная общественная акция

Александр Бикбов - Событийный ряд
21/1

Музей политической истории, о которой молчат



copylefter no_author _niece Александр Бикбов Александр Верховский Александр Григорьев Александр Мнацаканян Александра Назарова Алена Объездчикова Алёна Рогова Анастасия Денисова Анастасия Никитина Анатолий Ульянов Андрей Кутузов Андрей Юров Артем Марченков Борис Кагарлицкий Валерий Листьев Валерий Созаев Вениамин Дмитрошкин Вера Бредова Виктор Воронков Влад Тупикин Владимир Гущин Владимир Малахов Владимир Сливяк Всеволод Бедерсон Галина Кожевникова Глеб Ципурский Даниил Горецкий Дарья Кутузова Дмитрий Громов Дмитрий Десятерик Дмитрий Колбасин Дмитрий Макаров Дмитрий Полетаев Дэвид Денборо Евгений Орегон Елена Большакова Елена Дудукина Елена Омельченко Елена Тонкачева Игорь Аверкиев Игорь Сажин Ирина Аксенова Ирина Костерина Карин Клеман Киев Линор Горалик Михаил Габович Михаил Немцев Николай Баев Николай Олейников Олесь Кириленко Ольга Мирясова Пьер Бурдье Руслан Поршнев Сергей Давидис Сидiр Софья Чуйкина Стас Маркелов Украина Химки Юлия Башинова активизм активистские группы акции альтерглобализм антифашизм арт-активизм вегетарианство гендер гражданская политика гражданские права гражданские сети гражданский активизм гражданский контроль гражданское образование гуманитарный активизм демонстрация доступ к информации зоозащита интеллектуальный активизм исследования и анализ история активизма кампании контркультура космополитизм микрополитика мир без границ молодежные движения национализм ненасилие неформалы неформалы и власть образовательные реформы память права молодежи права человека правозащитное движение произвол милиции против ксенофобии против ксенофобии и дискриминации против тоталитаризма против цензуры профсоюзы публичная политика равноправие и неравенство реформы образования и науки свобода слова свобода собраний свобода творчества солидарность социальная защита социальная критика социальное проектирование социальные движения социальные движения и профессиональные сообщества социальные технологии социальный активизм цифровые права человека экология этика активизма