Движение

сайт про общественные движения

  1. Забастовка освобождает индивидуального работника от долгой привычки к пассивности, к подчинению, к послушанию в его экономической жизни... Она начинает, таким образом, возвращать человека из состояния отчуждения...
    Эрнст Мандель

Аналитика



17/6 2009

Даниил Горецкий, Андрей Юров

COSMOS CIVILIS или Гражданские группы и гражданские организации


метки:


«Просматривая следующие страницы, читатель должен считаться не только с общим маршрутом, намеченным выше, с его многочисленными побочными заездами, туристическими тупиками, вторичными кругами и прихотливыми отклонениями, но также с тем фактом, что…»
Владимир Набоков. «Лолита»

1. Гражданские группы (ГГ) и гражданские организации (ГО): что это, зачем это, встречаются ли еще в естественной природе?

«Объективная реальность – это бред, вызванный недостатком алкоголя в крови».
Надпись в офисе одной некоммерческой организации

A) О чем мы не будем говорить

Для начала, хотелось бы определить сферы, которых мы практически не будем касаться в нашем путешествии. Не будем – по многим причинам: потому что долго, потому что сложно, потому что лень, потому что хотели бы посвятить этому отдельные путевые заметки, потому что об этом и так слишком много сказано, потому что «и так всем все ясно», потому что «никому ничего не ясно», в том числе и нам, потому что слишком грустно, потому что слишком несерьезно и еще по многим другим важным и абсолютно пустяковым причинам.

Мы практически не будем говорить о феномене «гражданского общества» в целом. Мы почти не будем касаться классификаций и систематизаций ГГ и ГО на наших пространствах. Не будем обсуждать особенностей «темного гражданского общества».

Мы фактически не коснемся такой важной черты нашего времени, как различные «гражданские симулякры» – псевдоструктуры, именующие себя «независимыми неправительственными некоммерческими организациями» (NGOs = Non-Governmental Organisations, или НГО = негосударственные организации / НПО = неправительственные организации / НКО = некоммерческие организации), – со всеми их разновидностями, для которых даже придуманы англоязычные намеренно абсурдные сокращения:

– GoNGOs [ГоНГО] = Governmental NGOs, то есть «правительственные неправительственные / некоммерческие организации» – те, что созданы властью, но формально провозглашают себя как «независимые общественные»,

– BuNGOs [БиНГО] = Business NGOs, то есть «коммерческие неправительственные / некоммерческие организации» – те, что созданы бизнес-структурами с коммерческими целями, но позиционируют себя как «независимые некоммерческие»,

– MaNGOs [МаНГО] = Mafia NGOs, то есть «мафиозные неправительственные / некоммерческие организации» – те, что созданы «теневыми структурами» для различных целей, но объявляют себя «независимыми гражданскими»,

– MiNGOs [МиНГО] = Military NGOs, то есть «военизированные неправительственные / некоммерческие организации» – те, что созданы полувоенизированными структурами для соответствующих целей, но формально провозглашают себя как «общественные ненасильственные»,

– PoNGOs [ПоНГО] = Political NGOs, то есть «политические неправительственные / некоммерческие организации» – те, что созданы для определенных политических целей, но камуфлируются под «независимые общественные неполитические»,

– ReNGOs [РеНГО] = Religious NGOs, то есть «религиозные неправительственные / некоммерческие организации» – те, что созданы как полурелигиозные, но формально считаются «нерелигиозными общественными». А также о подобных им, типы которых нам слабо известны.

Мы также постараемся не касаться политических и религиозных организаций (совершенно честных!), которые составляют важную часть гражданского общества, но требуют совершенно отдельного рассмотрения.

И нам уже страшно продолжать перечисление всего того, о чем мы не собираемся ниже говорить – это может разрастись до огромного «справочника неописанного».

Здесь нам хотелось бы поговорить о независимых гражданских инициативах, причем – далеко не всех, а только тех, что носят некоммерческий, неполитический, нерелигиозный, ненасильственный характер, да еще и являются не разовыми, а создают (пусть и не очень надолго) более-менее устойчивые гражданские группы (ГГ) и организации (ГО).

B) Есть ли в нашем мире граждане?

Этот риторический вопрос кажется здесь восхитительно неуместным, ибо составляет собой предмет для обсуждения на сотнях и тысячах страниц и вроде бы не имеет прямого отношения к нашей теме: мы не собираемся здесь изучать все особенности современных социумов. Но, к сожалению, без него нам не обойтись – мы будем сталкиваться с ним буквально в каждом последующем пункте.

И мы ставим этот вопрос пока только в одном аспекте: есть ли в наших странах достаточное количество людей, которые имеют психологию граждан, а именно – мыслят, действуют и несут за происходящее ответственность именно как граждане (от civis [гражданин] и civilis [гражданский], и здесь же – civitas [гражданство; гражданское общество; сообщество, содружество; город; народ], а также и цивилизация, и др.), а не как «население», «электорат», «масса», «отдельные жители» и т.д. и т.п. Мы не станем здесь перечислять все особенности поведения человека именно как гражданина (этому посвящены целые тома, с тезисами многих из которых мы совершенно согласны, а с некоторыми – согласны частично или не согласны вовсе). Мы предполагаем, что у нас есть некое интуитивное представление о том, как должны вести себя люди, имеющие мужество осознавать себя именно гражданами, и как – многие другие герои всемирной социальной сцены.

Так вот, сам вопрос о ГГ и ГО имеет смысл только в том случае, если граждане в наших широтах еще встречаются или хотя бы есть те, кто имеет намерение таковыми стать (в отличие от других видов современной флоры и фауны, ими нельзя родиться, а можно только стать).

Если же этот вид окончательно вымер и у него нет никаких шансов к воспроизводству, мы должны поставить на этом точку и писать о чем-нибудь более реальном.

Наша первая рабочая гипотеза (быть может, излишне оптимистическая и самонадеянная) заключается в том, что такие люди есть и даже есть шанс, что они встречаются в нашей ойкумене настолько часто, что способны хотя бы иногда знакомиться друг с другом (если они встречаются слишком редко, то они просто не смогут создавать гражданские группы – и тогда нам дальше тоже не о чем говорить).

C) Гражданская сфера, общественный интерес и социальные изменения

Из нашей предыдущей гипотезы вытекает простой и важный вывод (вторая гипотеза): кроме несолидарных индивидов на наших пространствах встречаются люди (граждане), способные образовать «гражданское пространство смыслов и действий» (гражданскую сферу), готовые учитывать не только личный, групповой или корпоративный, но и общественный интерес, и – способные действовать для реализации этого общественного интереса (решения общественных проблем), а значит, вызывать глобальные социальные изменения (пусть и на очень локальном уровне), делая ситуацию чуть более справедливой.

О ценностях граждан и о том, что такое «справедливость», мы скажем чуть позже и, к сожалению, совсем кратко, так что и здесь мы оставляем огромные лакуны, погруженные в сны, в которых могут водиться не очень приятные чудовища.

D) Есть ли гражданские группы (ГГ)?

Если следовать нашим предыдущим гипотезам о наличии граждан и о формировании гражданской сферы, ответ на этот вопрос кажется самоочевидным. Однако, к сожалению, это не так. Чтобы в гражданской сфере («первичном гражданском бульоне») начали возникать более-менее устойчивые структуры (группы), нужны многие дополнительные факторы (как психологические, так и системные) и прежде всего – форматы для таких образований и гражданские практики. Поэтому нашей третьей (и уже почти фантастическо-оптимистической) гипотезой будет наличие (хотя бы в зачатке) таких форматов и практик, существование (вопреки разным негативным факторам) ГГ, с которыми можно познакомиться лично.

E) Есть ли гражданские организации (ГО)?

Этот вопрос кажется еще более схоластическим, но иногда, даже при наличии гражданских групп, именно гражданские организации так и не возникают. Для их формирования нужны дополнительные энергетические и правовые возможности, которые не всегда присутствуют в наших странах.

Поэтому факт их существования кажется нам небесспорным, так же как и утверждение, что их нет вовсе, поэтому в дальнейшем мы будем говорить прежде всего о гражданских группах (ГГ), считая их более общим понятием, лишь иногда упоминая гражданские организации (ГО) как одну (всего лишь одну) из эволюционных возможностей гражданских групп.

Но для нас важно, что ГО – это устойчивые системы, способные обеспечить постоянный и эффективный гражданский контроль над любой публичной властью (и не ради контроля, а ради позитивных социальных изменений, связанных с общественными интересами), а также – предоставить общественные альтернативы, которые тоже, уже по факту своего существования, являются успешными проектами социальных изменений действительности.

2. ГГ, власть и политика

«Мудрецы древности считали, что всякая политика связана с властью, но далеко не всякая власть связана с политикой. Возможно, они ошибались».
Из «Сообщения о стратегиях воинов и морских змеях»

A) ГГ и власть

Гражданские группы, даже если они независимы, часто выбирают один из двух типов отношений с властью: сотрудничество (вплоть до полного подчинения и врастания) или жесткая оппозиция (вплоть до превращения в оппозиционную политическую силу). Это совершенно естественно, и мы не видим причин подробно рассматривать такие процессы.

Есть еще один тип отношений ГГ с властью: тотальный уход (бегство, изоляция, замерзание). Как ни странно, этот тип отношений не всегда является контрпродуктивным, и иногда гражданским группам удавалось выживать именно благодаря такому стилю поведения.

Тем не менее нам прежде всего интересен четвертый вариант: Сопротивление или Альтернатива. Под «альтернативой» мы понимаем такое выстраивание социального пространства группы, когда нет жесткой изоляции от внешнего мира, но есть все-таки стремление отделиться от многих его ценностей и принципов достаточно серьезно; альтернатива не есть изоляция, но – попытка создать собственное («автономное») социальное пространство со своими законами и принципами, которое при этом безусловно (и иногда достаточно активно) влияет на «внешний мир», хотя бы в качестве примера. Именно поэтому выстраивание альтернативных социальных систем мы считаем не видом изоляции, а формой Сопротивления – сопротивления тем несправедливым (с точки зрения ГГ) практикам, которые присутствуют в социуме.

Здесь очень важно, что, считая «власть» не только и не столько «институтом» (и совсем не обязательно «злом»), сколько неким особым видом «гуманитарного энергетического поля», пронизывающего все типы отношений, мы можем наблюдать в гражданских группах совершенно иные, альтернативные формы «власти», являющиеся значительно более гуманными, а иногда и совершенными, чем те, что предлагает современная публичная власть даже в самых «демократических» странах.

B) ГГ и политика

Гражданские группы, безусловно, формируют многие политические сферы. И прежде всего те, где под «политикой» мы понимаем «общественную политику» или «гражданскую политику» – то есть сферу policy, стратегических социальных изменений. Об этом мы скажем чуть ниже. Если же говорить о «политике как борьбе за публичную власть» (politics), то как только ГГ вступают в эту игру, они почти сразу перестают быть гражданскими, независимыми и альтернативными. Они превращаются в кусочки политических структур, теряя все свои уникальные свойства и не приобретая ни одно новое и позитивное.

И в этом смысле нас прежде всего интересуют те ГГ, которые не вступают в борьбу за власть, а выдвигают некие альтернативы, например, «всевластию силы» (пусть иногда и нужному) противопоставляют Право. У гражданских групп должно быть выковано совершенно иное «оружие» – ненасильственное, эффективное и желательно веселое (метафизическое), иначе они будут проигрывать обычной политике везде и всегда.

C) ГГ и медиа (средства массовых коммуникаций).

Гражданские группы практически не могут действовать ненасильственно (а нас интересуют те, что действуют только так) и – одновременно – эффективно без мощных средств коммуникации. Им эти средства нужны значительно больше, чем любой публичной власти, опирающейся на стандартные формы силы (не хочется говорить «насилия и принуждения»).

И здесь важно отношение ГГ к таким средствам как к абсолютно необходимым, но очень опасным и обоюдоострым инструментам. Осознание того, что именно массовые коммуникации, как ничто иное, являются носителями всех традиционных форм власти, и, к сожалению, прежде всего – самых примитивных и антигуманных, является важнейшим этапом самосозидания ГГ и всей гражданской сферы.

Поэтому именно для гражданских групп так важны альтернативные и сетевые формы медиа. Поэтому поиск «ненасильственных медиа», как и способов противостояния любой «ментальной агрессии» типа промывания мозгов, является одной из важнейших и естественных задач ГГ.

D) ГГ и идеология

С идеологией ситуация еще серьезней. Если средства массовой коммуникации все-таки являются прежде всего «средствами» (инструментами) и их полезность или вредоносность зависит от существ, в чьих руках они оказались (и все достаточно неплохо, если существа эти «наделены разумом и совестью и поступают в отношении друг друга в духе братства» – это из Всеобщей Декларации Прав Человека), то идеология – это набор смыслов и ценностей. Гражданские группы, лишенные гражданских смыслов и ценностей, являются «несуществующими».

Но при этом любые группы, начинающие служить неким «сильным идеологическим доктринам» (определение которых мы здесь просто не решаемся дать), могут стать страшной деструктивной силой, способной не только уничтожить миллионы людей, но и саму человеческую цивилизацию (ибо те, кто останутся, перестанут быть «людьми разумными», а превратятся в совершенно иной биологический вид; гуманитарная цивилизация просто прекратит свое существование).

И видимо, нет никакого способа отличить «гражданские идеологии» от «иных», если, с одной стороны, не призвать на помощь Сократа с его сомнением и юмором, а с другой – не слышать голоса сердца, которое нередко намного мудрее мозга.

E) ГГ и тоталитаризм

Гражданские группы, если они есть, если они сильны, соорганизованы, являются естественным противоядием от любой тоталитарной модели. Просто по своей природе. В силу «естественного закона». Это – шутка, но не более чем на несколько процентов.

Тоталитарная структура (прежде всего – «тотальное государство») либо уничтожает любые независимые ГГ (или, по крайней мере, стремится сделать это) – прежде всего путем их поглощения и встраивания в систему («имперская молодежь», «имперские женские союзы граблей и топоров», имперские союзы ветеранов и инвалидов, «имперские филателисты и садоводы» и т.п.), либо умирает сама. Ни одна тоталитарная власть не в состоянии пережить «метафизическое сопротивление» сильных, ненасильственных, интеллектуальных, солидарных и независимых гражданских групп.

Это, к счастью, не аксиома, а теорема, на доказательство которой уходит иногда много лет, но она неизменно демонстрирует не всегда простые и красивые, но всегда – неоспоримые решения.

F) ГГ и сопротивление.

Нам бы хотелось еще раз поговорить о Сопротивлении, точнее – гражданском сопротивлении. Не о том, которое возникает в вооруженной форме в стране, оккупированной бесчеловечным режимом, уничтожающим миллионы. А о том, что должно быть противопоставлено любой власти – даже самой демократической и замечательной – по одному простому основанию: потому что она – публичная власть! И если граждане не пытаются ее контролировать и сдерживать, она обязательно (по тому же «естественному закону») превратится в тираническую и ужасную, и для этого ничего не нужно будет делать: всего лишь перестать сопротивляться.

Но гражданское сопротивление – это не «война против власти». Скорее – наоборот, в том смысле, что это – анти-война. В ней не должно быть «врагов». В ней должны быть только союзники и оппоненты. Ибо цель такого сопротивления – не свалить «дурную» власть и посадить на ее место «хорошую», а создать такую ситуацию, чтобы всякая власть была вынуждена быть «хорошей», считаться с гражданами и гражданскими группами, и – рассматривать альтернативы (в том числе проекты социальных изменений), предлагаемые гражданскими группами.

G) ГГ и гражданская политика

Мы уже говорили о той форме политики, в которой неизбежно (имманентно) присутствуют гражданские группы, – это гражданская политика. Это то, что должно менять жизнь каждого гражданина при его же участии и что чаще всего не должно никак зависеть от выборов, назначений тех или иных высокопоставленных чиновников и даже от «геополитических ветров», которыми теперь принято объяснять все, вплоть до загаженности сортиров.

Это – гражданские смыслы и гражданские практики, это – «слово» и «личный пример», наполненные гуманитарными ценностями (включая свободу, равенство и солидарность).

Гражданская политика существует либо в виде разрозненного и очень слабого давления гражданской сферы на власть, либо – в виде той системы, которая способна благодаря отсутствию прямой и агрессивной силы развеивать горы и создавать моря. Такая система невозможна без гражданской политической платформы, которую должны в результате солидарных действий сформировать ГГ самых разных направлений и форм. И эта платформа непременно должна иметь как утопические программные принципы, без которых, как без любой мечты, невозможны никакие позитивные изменения, так и «требования этого часа», абсолютно реалистические и совершенно необходимые для самого существования граждан именно как граждан, а не как массовых особей.

Именно поэтому часто ядром такой политической гражданской платформы является современная система защиты Прав Человека, пока все еще далекая от совершенства, но предлагающая и пока еще достаточно утопические идеи, и стандарты, реализующиеся уже во многих цивилизованных странах.

Если в социуме гражданская политика сформирована как стройная система ценностей и действий – это значит, что ГГ уже достаточно сильны и солидаризованы, и это же значит – что по мере дальнейшего формирования и осознания такой политики гражданами, сами ГГ становятся все сильнее и многочисленнее. Это – система положительной обратной связи.

И она же действует в обратную строну: чем слабее ГГ, тем слабее система гражданской политики, чем слабее сфера гражданской политики, тем слабее и маргинальнее становятся сами ГГ, и так – вплоть до полного вымирания…

Как же разорвать этот порочный круг слабости и сменить его на спираль развития? Ответ – странный и грустный: критическая масса. До тех пор, пока ГГ в социуме не наберут критической массы, каждая попытка будет обречена на постепенное угасание.

3. ГГ и волнорезы для стихии «бунта толп»

«Массы не формируют граждан. Они формируют анти-граждан».
Хосе Ортега-и-Гассет «Восстание масс»/«Мятеж толп»

A) Ответственность

В эпоху восстания масс («бунта толп»):

(а) граждане (как особый тип людей), (б) граждане, установившие между собой взаимодействие и таким образом сформировавшие гражданскую сферу (как особый тип системы), (в) граждане, сформировавшие гражданскую сферу и объединенные в гражданские группы (как в особый тип структур) – могут и с неизбежностью противостоят обесцениванию всего социального и духовного, которое массы стремятся довести до самых доступных форм, пригодных для самых примитивных способов потребления.

Масса перестает быть безликой и серой «массой», как только оказывается вовлечена в гражданские группы, предлагающие достаточно высокую планку производства интеллектуальных продуктов и социальных практик. Совокупность гражданских групп – уже совершенно не «масса», а сложная система взаимоотношений и связей, да еще и наделенная гражданскими ценностями.

Масса в этом смысле полностью солидарна с тоталитарными структурами. Либо выживают ГГ и распадается «масса» (соответственно, разрушается тоталитарная структура), либо безликая масса перемалывает все гражданские группы и «выплевывает» «народонаселение», лишенное почти всех гражданских доблестей.

И самым важным элементом, разрушающим эту самую «массовость», является гражданское осознание ответственности. То, без чего не бывает гражданина. То, без чего не бывает гражданской группы. То, без чего по определению не бывает общественных (то есть не индивидуальных или групповых, а именно общественных) интересов, а значит – альтернатив и социальных изменений.

Массовый человек – это прежде всего бегство от ответственности, участник гражданской группы – тот, кто осознает и принимает ее.

B) Интеллектуальность

Гражданские группы, если они действительно гражданские, не могут быть анти-интеллектуальными. К сожалению или счастью, только огромная интеллектуальная «гуманитарная» работа может привести к осознанию гражданских ценностей, общественных интересов и сферы гражданской политики, построению альтернативных социальных систем и движению по пути социальных изменений без насилия.

Поэтому либо гражданские группы пронизаны интеллектуальным поиском, либо они превращаются в полуфанатические социальные секты, теряя всю свою «гражданственность».

И эта интеллектуальность ГГ – еще один важный фактор, стоящий на пути всевластия толп.

C) Автономность

Гражданские группы не могут существовать, если не обретают определенный уровень автономности. Иначе в них не могут рождаться никакие креативные процессы, иначе они не могут претендовать ни на какую независимость. И эта автономность – еще одно средство от всепоглощающих масс. Масса противится любой автономности (вплоть до вторжения в самые интимные сферы), автономность не дает массе стать всеохватной.

ГГ – это естественные автономные структуры, которые, подобно волнорезам, ослабляют давление масс и не дают волнам толп разрушить набережные цивилизации.

4. ГГ – ресурсы и контроль

«Когда люди прекратят конкурентную борьбу за обладание ресурсами и начнут соревноваться в возможности предоставить ресурсы друг другу, человечество начнет развиваться…»
Марек Домбровский, польский философ и экономист

A) Ресурсы

Гражданские группы предоставляют всему социуму достаточно много ресурсов, причем ряд – абсолютно уникальных. Эти ресурсы (если говорить о значительных социальных масштабах) в чистом виде не может предоставить ни одна другая структура: ни семья, ни круг друзей-приятелей, ни коммерческие структуры, ни механизмы публичной власти (включая государство), ни международные надправительственные образования.

Когда мы говорим про «ресурсы» – мы автоматически говорим про ценности (про то, что ценно). Поэтому, какими бы абстрактными ни показались ресурсы гражданских групп, они имеют не только духовную, но и вполне материальную ценность, изменяя качество жизни и отдельных людей, и общества в целом.

Мы упомянем лишь о некоторых ресурсах, возможно – не самых важных, но, как нам показалось, наиболее характерных в свете наших рассуждений.

Экономический (политико-экономический) ресурс – доверие. Нам представляется, что степень доверия в обществе все еще является слишком недооцененным фактором именно экономического процветания любой страны. И значительная заслуга Ф. Фукуямы, быть может, вовсе не в провозглашении «конца истории», а в очень аккуратном исследовании доверия именно как экономического фактора, особенно важного в постиндустриальную эпоху, и – чуть ли не самого важного – в будущую эпоху постинформационного («гуманитарного») общества. Именно ГГ создают настоящие горизонтальные пласты «социального доверия», не связанного с узкогрупповыми или корпоративными интересами, и делают саму систему отношений на порядок сложней и гуманистичней.

Политический ресурс – иной тип власти. ГГ зачастую предлагают совершенно иные типы иерархий, а значит – иные типы власти, не связанные с правами большинства или манипулятивными технологиями управления массами. И это не просто идеи, которые можно предложить обществу в виде прекрасных утопий будущего, а повседневные практики, которые уже сейчас, одним своим наличием, меняют структуру социума и предлагают людям пространства с совершенно иными типами отношений, чем в достаточно суровом мире, все еще мыслящем схемами социал-дарвинизма и борьбы за выживание.

Коммуникационный ресурс – солидарность. Это – не просто особая форма взаимодействий, это – один из главных компонентов силового поля, скрепляющего разрозненные ГГ. Это – вполне реальный механизм, практика, успешно опробированная во многих социальных средах, которая, тем не менее, является еще и важной гуманитарной ценностью.

Геоэнергетический ресурс – локальность / всемирность. Это очень интересный, «двоякий» ресурс, который, с одной стороны, позволяет как концентрировать социальные практики на очень локальном, местном уровне, создавая высокое социальное напряжение, так и, с другой стороны, создавать трансграничные сети, быстро перемещая социальную энергию из одной точки в другую.

Системообразующий ресурс – универсальность / уникальность. Это еще один «двойной» ресурс, позволяющий как устанавливать универсальные стандарты наиболее успешных практик социальных изменений, так и учитывать абсолютную уникальность отдельных пространств и создавать настоящие шедевры социальных альтернатив.

B) Контроль за использованием ресурсов.

Если производитель чего-либо, в том числе общественного ресурса, наделен ответственностью, он просто не имеет права не осуществлять контроль за тем, как этот ресурс использует общество, насколько справедливо, нет ли при этом серьезных попыток его присвоения, дискриминации при распространении и т.п. Гражданские группы, как и сами граждане, наделены ответственностью практически по определению, и если они при этом обладают осознанностью, они не могут не осуществлять контроль за тем, как их уникальный ресурс используют различные структуры общества. И в случае, если это использование носит явно неэффективный или антигражданский характер, солидаризованные ГГ обязаны изменить саму систему распространения и использования этих самых общественных ресурсов, даже если для этого нужно подправить или коренным образом изменить механизмы публичной власти.

И это – одна из функций «гражданского контроля», того самого контроля, который гражданские группы осуществляют по отношениям к структурам общества и власти (прежде всего – к бизнесу и государству).

C) Контроль за возможностью воспроизводить ресурсы

Другая важная часть этого самого гражданского контроля – контроль за предоставлением самой возможности для гражданских групп производить свои уникальные ресурсы. Если становится ясно, что ГГ находятся в обществе в таком положении, что производство этих ресурсов происходит в сверхсложных условиях, под давлением каких-либо коммерческих, политических или идеологических структур, то задачей объединенных ГГ является осмысление этих препятствий и их последующее устранение – путем изменения социальных систем.

Гражданские группы должны осознавать не просто ценность ресурсов, предоставляемых ими обществу, но и собственную обязанность, некий долг перед человечеством – вырабатывать эти ресурсы, а значит – устранять те преграды, что мешают свободе создания альтернативных миров.

5. ГГ – альтернативы и утопии

«28. Влюбленные Драконы питаются мечтами.
И потому часто травятся».
Ян Словик «Трактат о Драконах», Книга 2. «Драконофилия»

A) Гражданское сопротивление и социальные изменения

Гражданские группы предлагают философию гражданского сопротивления и практику социальных изменений. Ни то, ни другое невозможно без утопии – без мечты о более справедливом мире. А значит – необходимы новые мечты и необходимы те, кому хватит мужества эти мечты реализовать. Это – утопия социального творчества.

B) Ненасилие

Ненасилие – не как «отказ от насилия», а как особый способ изменения действительности – это утопия. Но утопия, доказавшая, что она способна стать реальностью. А значит – это альтернатива. Та, которую можно предъявить человечеству. Та, которая должна изменить современные практики «справедливости», основанные на репрессиях и воздаяниях. И это – утопия братства.

C) Школа – вне политики и вне религии

Гражданские группы, естественно, не могут жить без собственной идеологии – «гражданской идеологии». Но это – не политика и не религия. Это скорее Школа, в которой те, кто стремится найти новые идеи, встречаются с теми, кто готов их предложить. И тот, кто уже обрел такие идеи, понимает, что процесс его обучения еще не закончен и не будет закончен никогда, а тот, кто только-только недавно стал учеником, понимает, что уже сейчас есть нечто, что он не только может, но должен передать дальше. И это – утопия веры.

D) Странствия

ГГ не предлагают стабильных структур. Они изменчивы и крылаты. Они находятся в вечном странствии – к самим себе, к новым формам существования, к более совершенным отношениям, к более эффективным практикам, к более гуманному миру. Они странствуют сами от себя и – сами к себе. И это странствие касается всех тех, кто принадлежит к этим самым гражданским группам, и даже тех, кто имеет к ним лишь косвенное отношение. Ибо в этом странствии нередко перемещаются не только люди или группы, нередко вместе с ними в странствие отправляется окружающий мир. И это – утопия поиска.

E) Практики новых общественных отношений

ГГ предлагают новые типы социальных форм жизни. Это – своеобразные социальные лаборатории, где можно попробовать создать новые вселенные и, при необходимости, дальше совершенствовать их. Это – возможность смоделировать то, что когда-нибудь станет реальностью для всего мира или, наоборот, никогда не станет, а останется лишь как малая боковая ветвь цивилизации. А значит – шанс осознать все это и сделать правильный выбор. И это – утопия обретения мудрости.

6. ГГ, фундаментализм и гуманизм

«Еще важнее было то, что <…> утвердился обычай видеть в умственной деятельности не размышление в монастырском уединении, целью которого является сохранение раз и навсегда установленной ортодоксии, а восхитительное общественное приключение».
Бертран Рассел, «История западной философии»

A) Фундаментализм и гуманизм

Если фундаментализм не есть «зло», а лишь стремление на сложные вопросы находить простые, быстрые и однозначные ответы, а гуманизм – не «добро», а лишь отказ от монополии на истину и попытка поиска действительно сложных и системных ответов на непростые вызовы, то борьба между ними проходит через каждого человека, каждую группу, каждое сообщество. Очень редко можно встретить законченного «фундаменталиста» или «гуманиста» – чаще всего оба живут в каждом из людей.

Гражданские группы, естественно, являются такой же ареной сражения между ортодоксиями и поиском, как и любые другие социальные структуры. Однако уже сама по себе гражданская сфера предполагает значительное разнообразие идей и практик и во многом является естественной средой для развития гуманистических подходов.

Это ни в коей мере не исключает формирования «фундаменталистских ГГ», но если они являются действительно гражданскими, их «фундаментализм» часто не является бессмысленным фанатизмом, но достаточно принципиальной позицией, и в условиях ненасильственного взаимодействия с другими ГГ может быть даже важен.

B) Три космоса ГГ

Гражданские группы, как и любые сообщества, предлагают своим участникам три космоса:

– внутренний космос сообщества (самой ГГ),

– космос гражданской сферы (сообщество сообществ, пространство взаимодействующих ГГ),

– внешний космос (тот социум, социальные изменения в котором и являются одной из естественных целей ГГ).

Все эти три космоса связаны между собой и предлагают каждому участнику ГГ, каждому гражданину возможность действий как в фундаменталистском, так и в гуманистическом стиле. Потому от каждого зависит, какое из начал будет развиваться, а какое – ослабляться; и это происходит каждый миг – при формировании и распространении новых гражданских смыслов и новых гражданских практик.

C) Приключение: между хаосом и хтоном

Гражданские группы – это не беспорядочный хаос и не застывшая кристаллическая решетка жесткого порядка, спрятанная в глубинных «подвалах» вселенной. Это – живой и динамичный космос, требующий, с одной стороны, веселого приключения («авантюризма»), впускающего в социальное пространство элементы буйного и энергетичного хаоса, а с другой – постоянного упорядочивания всей этой системы и периодическое удаление в качестве «шлаков» слишком жестких и регидных структур, не поддающихся изменениям и потому тормозящих движение.

Это – свободный поиск, в меру ограниченный рамками гражданских принципов и в меру способный их совершенствовать, отчасти преодолевая.

Это – срединный путь космоса, между хаосом и хтоном.

7. ГГ и рождение гуманитариата

«Но есть одна простая вещь, которая делает формирование гуманитариата неизбежным…»
Даниил Горецкий. «Гуманитариат»

A) Интеллектуальные модели

Гражданским группам и гражданским организациям не хватает не только людей и ресурсов. Им не хватает интеллектуальных моделей. Тех моделей, что способны предложить совершенно новые и иногда, казалось бы, безумные альтернативы, или новые практики, которые могли бы работать в совершенно новых социальных условиях.

ГГ не хватает вовсе не специалистов, менеджеров или активистов. Им прежде всего не хватает интеллектуалов, которые были бы готовы сделать гражданскую сферу значительно более системной, осмысленной и эффективной.

Но гражданские группы не спешат призывать в свои союзники интеллектуалов, так же, как и интеллектуалы часто не готовы работать в ГГ. И пока это противоречие не будет преодолено, ни интеллектуалы не смогут выживать в современном социуме в качестве независимых (и во многом – бескорыстных) производителей интеллектуального продукта, ни гражданские группы не смогут стать той сферой, где сможет зародиться несколько реальных альтернатив не слишком гуманному существованию современного мира.

B) Энергия изменения

Для поиска и изменений нужна энергия. К сожалению, ее невозможно добыть из обычных источников. Она носит особый характер. Это – энергия взаимодействия смысла и действия, интеллектуальной работы и социального творчества.

И если ГГ смогут стать таким «плавильным котлом», где смогут соединяться интеллектуальные альтернативы и практики социальных действий, мы получим воистину уникальные реакторы. Подобные процессы уже не раз наблюдались в истории отдельных стран и территорий, проблема в том, что сейчас эта задача стоит на уровне человечества. А потому гражданские группы ждет победа, только если они сумеют выйти за пределы самих себя.

C) Гуманитариат

Гуманитариат – это очередная утопия об объединении независимых интеллектуалов, являющихся одновременно носителями гуманитарных ценностей, в некое солидарное сообщество. Это мечта об объединении интеллектуалов (которые часто чураются гражданской сферы) в гражданские группы и об участии их в гражданских группах, созданных не только интеллектуалами.

Наша очередная гипотеза состоит в том, что либо гуманитариат возникнет и станет важной частью гражданской сферы, а гражданская сфера значительно изменится благодаря вхождению в нее гуманитариата, либо нам еще очень долго ждать серьезных социальных изменений, которые позволили бы жить в чуть более гуманном мире.

из журнала “Индекс / Досье на цензуру”, 29 / 2009.

в категории: Аналитика



нет комментариев »

Ответить

Последние комментарии:

гайкин виктор: После публикации серии статей о силовиках как системообразующем элементе в России меня спрашивают, а...

гайкин виктор: «Вверх по ведущей вниз лестнице» В России традиционно менты считаются погаными, гебня – кровавой, а...

гайкин виктор: Арсеньевские вести 2008 №24 Коричневые марионетки и кукловоды в законе Гайкин Виктор Алексеевич...

Александр: “Хочешь изменить жизнь к лучшему – не обращайся к государству, обращайся к обществу. Хочешь работать...

gaikinvictor: «Народное вече» № 5, 2011 Российский экспресс и колымский тупик. «Россию нельзя завоевать, её можно...


Последние публикации:
16/12

«15-58». Химкинская история. Фотографии. Документы

16/12

Три ответа про 11 декабря: Ирина Костерина

Ирина Костерина - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Ольга Мирясова

Ольга Мирясова - Событийный ряд
15/12

Три ответа про 11 декабря: Александр Верховский

Александр Верховский - Событийный ряд
14/12

Как говорить про итоги 11 декабря 2010

Виктор Воронков - Аналитика
14/12

Три ответа про 11 декабря 2010: Андрей Кутузов

Андрей Кутузов - Событийный ряд
19/5

Молодежная гендерная школа

22/1

Самая удачная общественная акция

Александр Бикбов - Событийный ряд
21/1

Музей политической истории, о которой молчат



copylefter no_author _niece Александр Бикбов Александр Верховский Александр Григорьев Александр Мнацаканян Александра Назарова Алена Объездчикова Алёна Рогова Анастасия Денисова Анастасия Никитина Анатолий Ульянов Андрей Кутузов Андрей Юров Артем Марченков Борис Кагарлицкий Валерий Листьев Валерий Созаев Вениамин Дмитрошкин Вера Бредова Виктор Воронков Влад Тупикин Владимир Гущин Владимир Малахов Владимир Сливяк Всеволод Бедерсон Галина Кожевникова Глеб Ципурский Даниил Горецкий Дарья Кутузова Дмитрий Громов Дмитрий Десятерик Дмитрий Колбасин Дмитрий Макаров Дмитрий Полетаев Дэвид Денборо Евгений Орегон Елена Большакова Елена Дудукина Елена Омельченко Елена Тонкачева Игорь Аверкиев Игорь Сажин Ирина Аксенова Ирина Костерина Карин Клеман Киев Линор Горалик Михаил Габович Михаил Немцев Николай Баев Николай Олейников Олесь Кириленко Ольга Мирясова Пьер Бурдье Руслан Поршнев Сергей Давидис Сидiр Софья Чуйкина Стас Маркелов Украина Химки Юлия Башинова активизм активистские группы акции альтерглобализм антифашизм арт-активизм вегетарианство гендер гражданская политика гражданские права гражданские сети гражданский активизм гражданский контроль гражданское образование гуманитарный активизм демонстрация доступ к информации зоозащита интеллектуальный активизм исследования и анализ история активизма кампании контркультура космополитизм микрополитика мир без границ молодежные движения национализм ненасилие неформалы неформалы и власть образовательные реформы память права молодежи права человека правозащитное движение произвол милиции против ксенофобии против ксенофобии и дискриминации против тоталитаризма против цензуры профсоюзы публичная политика равноправие и неравенство реформы образования и науки свобода слова свобода собраний свобода творчества солидарность социальная защита социальная критика социальное проектирование социальные движения социальные движения и профессиональные сообщества социальные технологии социальный активизм цифровые права человека экология этика активизма